Интервью с Крис "Иисус" Фергюсон (Chris 'Jesus' Ferguson)

  • : preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/casinoblog/public_html/includes/unicode.inc on line 311.
  • : preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/casinoblog/public_html/includes/unicode.inc on line 311.

В этом интервью Фергюсон рассказывает о том, как начиналась его карьера в покере, а также о своих победах и поражениях.

Chris 'Jesus' Ferguson
Крис "Иисус" Фергюсон (Chris 'Jesus' Ferguson)

За всю свою профессиональную карьеру Фергюсон выиграл более $6 млн. Помимо всего прочего он обладает степенью доктора в области информатики. Только после 20 лет занятий наукой Фергюсон увлекся покером, и его успехи говорят сами за себя. Недавно Фергюсон выиграл свой третий турнир World Series of Poker Circuit и получил более $200,000.

Лиззи Харрисон (Lizzy Harrison): Что вы испытывали после третьей победы на World Series of Poker Circuit?

Крис "Иисус" Фергюсон (Chris "Jesus" Ferguson): Это было неописуемо. Я не ожидал, что выиграю, но всем известно, что молния может дважды ударить в одно и то же место. В моем же случае она ударила даже трижды.


ЛХ:
Вы начали финальный стол как чип-лидер, неужели вы сомневались в победе?


КФ:
Сказать по правде, я не верил в победу, даже не смотря на лидерство. У меня на руках было примерно 30% всех фишек в игре. Я чувствовал некоторую уверенность, но хочу сказать, что не склонен переоценивать чип-лидерство. Я считаю, что если ты чип-лидер, то шансы на победу составляют 1 к 3. У меня были сильные соперники, потому я осознавал, что лидерство не дает мне большого преимущества. Многие переоценивают свое положение лидера в игре. Они слишком рано начинают чувствовать себя победителями. Большое число фишек говорит о том, что вы всего лишь больше защищены, чем ваши противники. Я даже скажу, что чип-лидеры начала финала зачастую занимают 6-7 место в турнире.


ЛХ:
Что помогает вам контролировать финальную игру?


КФ:
Я давлю на игроков во время игры, но не слишком. Большинство игроков играют так агрессивно, что провоцируют противников играть также. Тут очень важно не перегнуть палку.


ЛХ:
Заметили ли вы какие-нибудь принципиальные отличия между этим турниром и предыдущими?


КФ:
Игроки стали намного сильнее. Когда покер стал популярным, в турнирах было играть легко из-за большого числа неопытных новичков. Теперь эти новички стали опытными и сильными игроками и представляют собой серьезную угрозу. Если раньше ты садился за стол и видел перед собой незнакомого игрока, то можно было с уверенностью сказать, что он не опасен. Ты изначально знал, что он плохой игрок. Но сейчас, особенно с учетом онлайнового покера, появилось так много сильных игроков, о которых мы даже не слышали. У многих из них опыта больше, чем у меня, ведь с появлением онлайнового покера они могут играть на пяти столах одновременно. Если играть 40-45 часов в неделю на нескольких столах одновременно, то число разыгранных вами рук будет превышать число рук, которые некоторые игроки разыгрывают за год.


ЛХ:
А если копнуть еще глубже, предположим, 15 лет назад, какова была ситуация?


КФ:
15 лет назад, в 1992 году безлимитный покер был в новинку. Многие ранее с ним не сталкивались, и потому он не пользовался большой популярностью. В казино в него не играли вообще. Сейчас же безлимитный покер есть во всех казино. В то время в эту разновидность покера может быть играли в нескольких казино Лас-Вегаса, но и это было редкостью. Тогда все предпочитали лимитный покер. В безлимитный покер играли только на турнирах. И для оттачивания навыков игрокам приходилось играть в турнирах. Думаю, 15 лет назад многие игроки были сильны в лимитном покере, сейчас ситуация изменилась. У них не было опыта игры в безлимитный покер и потому играли они слабо. После того, как покер стал популярным, спросом стал пользоваться именно безлимитный покер. Лимитный же отошел на второй план.


ЛХ:
Я слышала, что вы никогда не уравниваете ставку только для того, чтобы вступить в игру, это правда?


КФ:
В основном да. Я никогда не буду уравнивать просто так. Уравнивание вообще странная вещь, не понимаю, зачем игроки уравнивают. Во-первых, если мне кажется, что моя рука не очень сильна, то я сброшу карты, потому что я еще не поставил ни цента. Поэтому, если я уравниваю, то мои карты достаточно сильны для того, чтобы принести мне выигрыш. В противном случае я сброшу их. Я никогда не буду уравнивать только потому, что хороши шансы банка. Мне нужны только те карты, которые дадут мне превосходство над другими игроками. А если мне кажется, что у меня хорошие карты, то почему бы не сыграть? Так что если вы собираетесь уравнивать, то с какими картами? Со слабыми? Но этого делать нельзя, так как колируя, вы демонстрируете слабость карт. Если вы думаете, что будете уравнивать с сильными и слабыми картами, то будете терять деньги на том, что не будете поднимать ставки с сильными картами. В колировании нет никакого смысла. Я просто его не понимаю.


ЛХ:
Вы регулярно побеждаете на турнирах. Вам помогает в этом то что раньше вы вплотную занимались наукой?


КФ:
Да, немного. Всем известно, что у меня степень в информатике. На протяжении долгого времени я изучал покер при помощи компьютерных программ. В этом мое преимущество перед противниками. У моих оппонентов много опыта, но у меня за плечами годы исследований. За всю свою жизнь они сыграли тысячи рук, у меня же прочная теоретическая база.


ЛХ:
Как из мира науки вы попали в мир покера?


КФ:
Я всегда любил покер. Отец учил меня основам теории игры в Калифорнийском Университете. Я всю жизнь увлекался различного рода играми, но покер всегда был самой любимой. В 1995 году я окончательно решил посвятить себя профессиональному покеру. Из всех игр я предпочел именно покер.

ЛХ: Вы играли в покер на IRC [ретранслируемый интернет-чат, который позволяет обмениваться информацией] за долго до того, как это стали делать другие. Как вы вообще там оказались?


КФ:
Я начал играть на IRC в 1989 году, т.к. там был популярен безлимитный покер. Теперь в покер можно играть в Интернете и оттачивать свои навыки, играя сразу на нескольких столах. Мне кажется, что после того, как игрок начинает играть онлайн, он становится значительно сильнее. Игроки, предпочитающие "живые" игры, большое значение придают умению читать противника. Они тратят свое время на то, чтобы "расколоть" оппонента. В Интернете же самое главное это сама игра. Вам не нужно думать о том, какой рукой противник сделал ставку: левой или правой. Вы полностью сосредотачиваетесь на игре. Если обращать внимание на телодвижения соперника, то вы можете неверно понять его действия и проиграть. В игре онлайн вы имеете дело лишь с реальными фактами. Интернет поможет вам понять основы игры, ее базу. Потом вы можете переходить на "живые" игры и учитывать мимику и движение противников, но это не должно преобладать.


ЛХ:
Когда же вы пришли играть в казино?


КФ:
Как я упоминал ранее, я хотел играть в покер на профессиональном уровне. Для этого я должен был играть против сильнейших игроков. К сожалению, они играли со слишком высокими лимитами $100-$200. Для меня это было слишком дорого. Я мог себе позволить лишь лимиты $5-$10. Игроки этого уровня не относились к игре серьезно. Это напоминало рулетку. Я мог бы обыграть их, но это не было мне интересно. Я не хотел тратить свое время на то, чтобы выигрывать по $20 в час. Я хотел научиться играть хорошо. А для этого мне нужны были сильнейшие, но т.к. я не мог себе этого позволить, то понял, что могу играть с ними в турнирах. Так я мог встретиться с сильнейшими игроками, такими как Мен "Мастер" Нгъен (Men "The Master" [Nguyen]) и Ти Джей Клотье (T.J. Cloutier), которые играли в турнирах с взносами $300. Фил Хельмут (Phil Hellmuth) тоже был частым гостем на этих турнирах. Я играл против лучших и рисковал всего тремя сотнями долларов. На турнире ваши противники стараются выиграть, так и должно быть. Именно здесь я и научился играть, ведь в турнирах учишься лучше, чем просто в игре с низкими лимитами.

ЛХ: Что вам пришлось изменить в своей игре в самом начале карьеры, чтобы в последствие стать успешным игроком?


КФ:
Мне просто надо было учиться. Очень сложно быть профессиональным игроком в покер и выигрывать деньги на турнирах. Первые два года я попросту терял деньги. В 1995 году я проигрывал деньги, немного, но проигрывал. В общем, могу сказать, что учился я быстро, ведь я знал основы теории игры.


ЛХ:
Когда вы поняли, что верно выбрали профессию?


КФ:
Не могу сказать точно. Если вам нужна конкретная дата, то могу назвать победу на главном турнире World Series в 2000. До этого я не считал себя профессионалом. Я играл на World Series и до 2000, но не в каждом турнире серии. Я участвовал примерно в 10 турнирах из 30. Сегодня же я играю в каждом из них.


ЛХ:
Как росли лимиты турниров, в которых вы участвовали до тех пор, пока не достигли высшего уровня?


КФ:
Я начал с турниров с взносами в $300 и $500, пару раз играл с взносом $1,000. Потом играл только в турнирах с $1,000. И уже на протяжении 5-6 лет я играю только в турнирах с крупными взносами.

ЛХ: Какой навык является самым важным, когда начинаешь играть по-крупному?


КФ:
В турнирах с высокими ставками необходимо приспосабливаться к противнику. Также нужно знать основы игры на высоких ставках, потому что если в вашей игре будут слабые места, то противники их найдут. В игре с низкими ставками вы можете сколько угодно играть агрессивно и блефовать, и кто-нибудь попадется, потому что на этом уровне играют многие. Мир безлимитного покера тесен, и для того, чтобы в нем удержаться, нужно приспосабливаться к противникам и знать основы игры.


ЛХ:
Каким из ваших достижений вы гордитесь больше всего?

КФ: Победа на главном турнире World Series. Благодаря этому все меня и будут помнить. Я горжусь тем, что два раза подряд становился вторым на NBC National Heads-Up Poker Championship. Часто случается так, что игрока, занявшего два раза подряд второе место, осуждают за то, что он не умеет играть один на один. Я смог избежать подобной критики. Самым сложным для меня было стать третьим на World Series of Poker Circuit. Это было на самом деле тяжело.


ЛХ:
Расскажите о вашем эксперименте на сайте Full Tilt Poker?


КФ:
В феврале 2006 года я снял все деньги со счета на Full Tilt. Моей задачей было превратить $0 в $10,000. Превратить ничто во что-то. Я начал играть во фрироллах. Тогда на Full Tilt проводились фрироллы с фондом $40. За первое место давали $5, за второе - $3, а за места с 3 по 18 - $2. Я играл в этих турнирах, чтобы собрать банкрол. Я не знаю, сколько я играл точно, но много.


ЛХ:
Как вам удалось сыграть во фриролах так, чтобы собрать банкрол?


КФ:
Нужно представить, что играешь против сильных противников. Единственное отличие в том, что ближе к финалу уравниваешь и рейзишь чаще.


ЛХ:
Когда вы набрали $10,000?

КФ: Совсем недавно, может, пару месяцев назад.


ЛХ:
Что оказалось самым сложным?


КФ:
Самым сложным оказалось начало. Были правила, которым должен был следовать. Например, я не мог играть в турнирах, где взнос превышал 5% от суммы моего банкрола. Если это был турнир на несколько столов, то взнос не должен был превышать 2% от банкрола, если сит-энд-гоу - не более 5%.


ЛХ:
Какова следующая стадия эксперимента?


КФ:
Я собираюсь довести банкрол до $20,000. Сейчас у меня примерно $14,000 и нет четкой цели. Постараюсь довести до $100,000.


ЛХ:
Как вы думаете, кто-нибудь сможет повторить подобное, если будет делать все правильно?


КФ:
Вся хитрость в том, чтобы правильно управлять банкролом. Я именно это и хотел доказать. Есть великие игроки, которые ловят удачу и начинают играть по-крупному. Потом им перестает везти, и что они делают? Продолжают играть на больших ставках. Это худшее, что они могут сделать.


ЛХ:
Как должен игрок выбирать размер вступительного взноса в зависимости величины банкрола?


КФ:
Не более 2% от банкрола. Если ваш банкрол падает, то и вступительные взносы должны уменьшаться. Это значит, что если вы играете в главном турнире World Series, то ваш банкрол должен быть $500,000. Два процента, не более.