Шэннон Шорр делится планами на будущее

  • : preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/casinoblog/public_html/includes/unicode.inc on line 311.
  • : preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/casinoblog/public_html/includes/unicode.inc on line 311.

За всю свою карьеру Шэннон Шорр (Shannon Shorr) выиграл более $1.7 млн., а ведь ему всего 22 года. В январе 2006 года во время финала Aussie Millions Шорр выиграл первые большие деньги. Совсем недавно он получил крупный выигрыш в казино Bellagio: стал третьим в турнире с взносом $5,000 на серии Five-Diamond World Poker Classic. Журналисту Card Player Шорр рассказал о том, каким он видит себя в покере в будущем.

Шэннон Шорр (Shannon Shorr)

Лиззи Харрисон (Lizzy Harrison): Несколько месяцев назад я слышала, что вы решили оставить покер. Это правда?

Шэннон Шорр (Shannon Shorr): Я уже несколько раз намеревался бросить покер. 2007 год был не очень удачным для меня. Он, конечно, не был провальным, ведь недавно я выиграл $100,000, но в целом год не удался. Дело даже не в деньгах, я просто устал от того, что целыми днями играю в покер. Мне кажется, что я могу преуспеть и в чем-то еще.

Лиззи: В чем, например?

Шорр: Если четно, не знаю пока. Думаю вернуться в колледж и закончить учебу. Моя специальность - гражданское строительство, и, по большому счету, мне нравилось учиться. Бросил учебу я из-за покера. Сейчас же покер меня привлекает не так сильно. Можно сказать, что я перегорел, хотя он до сих пор мне интересен.

Лиззи: Почему же в этом месяце вы принимали участие в таком большом количестве турниров?

Шорр: Я снял квартиру до конца года в Лас-Вегасе и поэтому стараюсь участвовать во всех крупных турнирах. В турнирах с взносами $2,500 и $3,000 полно игроков, которые совершенно не умеют играть, и я решил сделать все для того, чтобы сделать этот год прибыльным. Для этого мне осталось выиграть всего один турнир.

Лиззи: Но ведь этот год был для вас убыточным, неужели ваш банкрол позволяет вам участвовать во всех этих турнирах?

Шорр: Разумеется, мой банкрол не позволяет играть в каждом турнире с взносом в $10,000, хотя я все равно играю. В этом году я пропустил всего два или три турнира серии World Poker Tour. Я знаю игроков, которые играют в турнирах с взносами в $15,000 и в $10,000. Многие берут деньги в долг. С банкролом следует быть весьма осторожным. У меня нет четких установок по поводу того, каким именно должным быть мой банкрол для участия в том или ином турнире, просто нужно быть аккуратным.

Лиззи: У вас был когда-нибудь спонсор?

Шорр: Нет, я всегда играл на свои деньги. Многие говорят мне о необходимости спонсора, хотя бы для того, чтобы снять себя часть стресса, но мне эта идея не по душе. Я буду играть на свои деньги или не буду играть вообще.

Лиззи: Вы жалеете о том, что бросили учебу ради покера?

Шорр: Нет, не жалею. Это был очень ценный опыт. Я объездил полмира, познакомился с огромным количеством людей. Если бы я остался в колледже, этого бы всего не было. Хотя скучаю по студенческой жизни.

Лиззи: За прошедшую неделю вы трижды выигрывали деньги на турнирах: дважды в Bellagio и один раз в Venetian. Вам не кажется, что стали играть лучше?

Шорр: Я на самом деле стал играть лучше. Один мой друг постоянно играет в покер онлайн. Как-то он оценивал мою игру и нашел в ней несколько слабых мест. Причем мои ошибки были очень грубыми. Не скажу, какие именно, но после их ликвидации я стал играть иначе, более тайтово. Причем, прогресс налицо, даже я его вижу.

Лиззи: Давайте поговорим о турнире с взносом $5,000, где вы заняли третье место.

Шорр: Возможно, это была моя самая лучшая игра. Я очень хорошо начал, еще в самом начале турнира собрал большой стэк после того, как обыграл Тони Кузино (Tony Cousineau). Также я выбил из турнира Барри Гринштайна (Barry Greenstein).

Лиззи: Он подарил вам копию книги "Туз на ривере"?

Шорр: Вообще-то нет. Он не дарил мне книгу, но она у меня есть, и я ее прочитал. Я не знаю, раздает ли он книги во время отборочных турниров. Ведь я его выбил из турнира. У меня было более сильное дро. Перед перерывом на обед я был чип-лидером, после обеда проиграл половину своего стэка Тэйеру Расмуссену (Thayer Rasmussen). На флопе пришли три короля, но у меня были король-дама, а у него - туз-король. Победа над Максом Пескатори (Max Pescatori) позволила мне удвоить стэк, хотя я мог и проиграть. После этого все пошло как по маслу, и я вышел в финал. В финале я играл тайтово, но не выбил из турнира ни одного противника. А когда нас осталось трое, удача отвернулась от меня, и я не смог собрать пару на флопе.

Лиззи: В начале финала вы были пятым по размеру стэка. О чем вы думали в тот момент, когда Джек Макклеладнд (Jack McClelland) произнес фразу "Тасуйте и раздавайте"?

Шорр: Я был очень взволнован. Сказать по правде, я не рассчитывал, что буду играть в финале с теми, кто в него вышел, потому что это были очень сильные игроки. Но они не были готовы к тому, чтобы играть на такие большие деньги. И тут я сказал себе, что выиграю первый приз $300,000. Я только об этом и мог думать. Я не думал о том, что могу вылететь, я пришел туда побеждать. К сожалению, я не смог выиграть $300,000, но $100,000 тоже неплохо.

Лиззи: Вы были знакомы с кем-нибудь из участников финала раньше?

Шорр: Лишь с несколькими. Я был знаком с Фредом Бонъяди (Fred Bonyadi) и Марком Мучником (Mark Muchnik). Мучника я знаю со времен проведения турнира один на один серии World Series of Poker. Мы оба тогда хорошо выступили. Имя Зак Хаймэн (Zach Hyman) мне не показалось знакомым, но потом я вспомнил, что он выиграл турнир Wynn Classic 2007. Мэтта Кастереллу (Matt Casterella) я не знал вообще, однако сумма его выигрышей достигает миллиона. Есть игроки, которые зарабатывают на жизнь покером, и это сильные игроки. Они не из тех, кто после каждого выигранного банка от радости носятся по залу.

Лиззи: Если бы вы могли что-то изменить в той игре, то что бы вы изменили?

Шорр: Я бы ничего не менял. И не жалею ни об одном из принятых тогда решений. Когда нас осталось всего трое, Кастререлла великолепно разыграл свою пару семерок против моей пары валетов. Против таких игроков, как Мэтт, играть очень сложно.

Лиззи: После успеха в казино Bellagio вы предпочитаете играть именно в этом казино?

Шорр: Да, там какая-то особенная атмосфера. Мне нравится там играть, я чувствую себя в этом казино комфортно: мне нравятся их фишки, карты, дилеры.

Лиззи: На отборочном турнире Vegas Open 2007 вы стали вторым. Что вас подвигло на участие в этом турнире?

Шорр: Я узнал о турнире и пошел в казино. Сейчас я стараюсь играть в максимальном числе турниров, т.к. должен решить, стоит ли мне продолжать покерную карьеру. Это турнир прошел хорошо, хотя в нем было всего 22 участника. В финале я и Кейт Лехр (Keith Lehr) сделали чоп, что вполне справедливо.

Лиззи: Как вы планируете провести 2008 год? Будете вновь участвовать в турнирах?

Шорр: Я еще не решил. Я не знаю, чем займусь в следующем году.

Лиззи: Это зависит от результатов этого года?

Шорр: Частично. Я должен быть уверен, что могу выигрывать ежегодно. Многие не понимают, что с точки зрения покера год это очень мало. Полно игроков, которые на протяжении всего года не выигрывают ничего. Я должен принять решение относительно своего будущего: буду ли я играть в покер в Австралии или пойду в колледж. Там будет видно.

Лиззи: Когда вы точно сможете объявить о своем уходе?

Шорр: Я не думаю, что когда-либо объявлю об этом во всеуслышание. Я люблю покер, но устал от рутинной игры. Встаю в час дня, бездельничаю, спортом не занимаюсь. Чувствую себя ненужным. Даже в прошлом году, когда я выиграл почти все турниры, в которых участвовал, я все равно чувствовал, что в моей жизни чего-то не хватает.

Лиззи: Сколько вам нужно денег для того, чтобы бросить покер?

Шорр: Навсегда?

Лиззи: Навсегда.

Шорр: Много. Мне нравится играть в покер. Но если вы мне прямо сейчас дадите $10 млн., при условии, что я не буду больше никогда играть в покер, то я выберу деньги.