Интервью с Жаном-Робертом Белландом

  • : preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/casinoblog/public_html/includes/unicode.inc on line 311.
  • : preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/casinoblog/public_html/includes/unicode.inc on line 311.

Жан-Роберт Белланд (Jean-Robert Bellande) за всю свою покерную карьеру выиграл более $750.000. Во время игры он регулярно грубит своим противникам, т.к. считает, что этим добивается преимущества над ними. Прошлой осенью он 15 раз подряд стал участником шоу Survivor. Совсем недавно он впервые снялся в шоу на канале NBC под названием Poker After Dark.

Жан-Роберт Белланд (Jean-Robert Bellande)

Лиззи Харрисон (Lizzy Harrison): Недавно вы появились в шоу Poker After Dark, проходившем в рамках "Хамской недели". Вы сами считаете себя хамом?

Жан-Роберт Белладн (Jean-Robert Bellande): Вообще не считаю.  Я заметил, что как только я начинаю говорить колкости в адрес противника, то он тут же начинает меня атаковать. Разумеется, я не веду себя подобным образом в отношении новичков или тех, кто не зарабатывает покером на жизнь. Если же это происходит, то непроизвольно. Я стараюсь вывести противников из равновесия острыми фразами, но хамом назвать себя не могу и своих противников за столом таковыми не считаю, кроме, конечно, Сэма Гриззла (Sam Grizzle). Мы давно друг друга знаем и можем себе позволить поострить во время игры. Нет ничего плохого в том, чтобы пошутить в адрес сильных игроков. Я бы с удовольствием обменялся парой шуток с Филом Гельмутом (Phil Hellmuth) или Гейвином Смитом (Gavin Smith), потому что они очень сильные игроки и могут себе позволить немного проиграть.  В общем, я считаю, что ни один игрок за столом, кроме Сэма Гриззла, не может позволить себе хамить в адрес слабого игрока. Я подчеркиваю, что лично я подтрунивал лишь над сильнейшими и отдавал себе в этом полный отчет. Всех этих игроков я очень уважаю.

Лиззи: Что для вас значить слово "хам"?

Жан-Роберт: Мне кажется, это тот человек, который не упустит возможности некой своей фразой смутить другого человека или поставить его в неудобное положение.

Лиззи: Когда вы получили приглашение принять участие в игре, чего вы ожидали от нее?

Жан-Роберт: Я уже принимал участие в чем-то подобном, когда играл в Bad Boys of Poker серии World Poker Tour. Самым ярким персонажем той игры был Майк Матусоу (Mike Matusow). Но, тем не менее, нашелся тот, кто его переплюнул. Им оказался Тони Джи (Tony G). Тони превзошел Майка по всем статьям. Игра на Poker After Dark  была довольно шумной, намного более шумной, чем я мог предположить. Лично я особо не выделялся и вел себя прилично.

Лиззи: Фил Гельмут сказал, что вы показались ему самым невоспитанным за столом. Как вы это прокомментируете?

Жан-Роберт: Я не соглашусь с ним. Единственное, в чем я выделился, это небольшая перебранка за столом. Тогда я проявил себя на полную. Проблема заключалась в том, что, по моему мнению, если уж я уравнял ставку Фала на ривере, то имел полное право посмотреть его карты. Когда он сделал ставку, а я уравнял, мне показалось, что я проиграю, поэтому я уравнял для того, чтобы увидеть его карты. Меня устраивало то, что он отказался от банка, но в этом случае он должен был сбросить карты. Но он отказался от банка и сказал, что хочет видеть мои карты. Это было нечестно. Согласно правилам, если он хотел видеть мои карты, то должен был показать свои. Гельмут начал всех спрашивать, корректно ли с моей стороны просить его показать карты, если я вот-вот выиграю банк. Мне все равно, какие у него были карты, но он не должен был просить меня показать свои.

Лиззи: Вы как-нибудь готовились к этой игре?

Жан-Роберт: Если честно, то стол не был очень уж агрессивным. Когда я ехал на игру, то был уверен, что многие игроки будут думать, что я буду много блефовать и играть лузово. Именно поэтому я решил, что если буду играть так, как это делаю обычно, то выиграю много. Также я был уверен, что играть нужно сдержанно, консервативно.

Лиззи: Вы смогли осуществить свой план по игре?

Жан-Роберт: Да, я был доволен совей игрой. Я вообще считаю, что играл лучше всех в той игре. Мне понравилось то, как я сыграл и если бы меня пригласили еще раз, то играл бы точно также.  В начале этой недели я просматривал запись раздачи, когда у меня была пара валетов, а на флопе пришла дама. В принципе я должен был продолжить игру, но я знаю  Шона Шейхана (Shawn Sheikhan) слишком хорошо и был уверен, что у него сильные карты, потому что на флопе он сделал ставку. Я знал, что он не блефует. Я всегда знаю, сильные у него карты или нет. Он вел себя очень уверенно, именно поэтому я сбросил свою пару. Я бы мог начать блефовать, но ничем хорошим это бы не закончилось, потому что в итоге у него оказались действительно сильные карты.

Лиззи: В начале этой недели была довольно крупная раздача, когда после одной фразы Шона Шейхана Майк Матусоу с парой 9 пошел ва-банк. Как вам кажется, действия Майка вызваны тем, что сказал Шон?

Жан-Роберт: Я абсолютно в этом уверен. Именно поэтому во время игры не нужно разговаривать.  Порой Майк ведет себя как ребенок и им очень просто управлять. Я полагаю, что если бы Шон произнес примерно следующее: "Давай уже перейдем к следующей раздаче! Сбрасывай карты!", то Майк бы сбросил. Я очень хорошо отношусь к Майку, мне нравится с ним отдыхать, играть в покер, потому что я считаю, он не так хорош, как ему самому кажется.