Интервью с Джоном Рейснером (John Racener)

  • : preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/casinoblog/public_html/includes/unicode.inc on line 311.
  • : preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/casinoblog/public_html/includes/unicode.inc on line 311.

Джон Рейснер (John Racener) начал свою карьеру игрока с онлайновых турниров, но когда ему исполнился 21 год, он с легкостью переключился на живые турниры. Сейчас ему 22 и за свой первый турнирный год Джон заработал примерно  $800,000. Более $500,000  из этой суммы он выиграл в турнирах в Нью-Джерси, хотя и живет во Флориде. На последнем турнире Borgata Winter Open 2008 в Атлинтик-Сити он стал 24.

Джон Рейснер (John Racener)

Лиззи Харрисон (Lizzy Harrison): В прошлом месяце, как и в прошлом году, вы выиграли деньги на турнире Borgata Winter Open 2008. На вас как-то особенно действует Атлантик-Сити?

Джон: Хороший вопрос, потому что если проследить все мои крупные выигрыши, то все они были в Атланти-Сити. Я очень люблю турнир Borgata Winter Open, мне вообще кажется, что это лучший турнир из всех. Я всегда на нем выигрываю деньги, и не знаю с чем это связано. Не думаю что там особенная  атмосфера, я просто там выигрываю и все.

Лиззи: Вы как-то сказали, что чем больше выигрываете, тем агрессивнее играете. Именно так вы и играли в Borgata?

Джон: Да. Если честно, то я играю агрессивно на всех стадиях турнира. Мне не очень хочется играть в финале с малым числом фишек, поэтому собираю максимальный стэк. На протяжении всего турнира я играл агрессивно и чем больше выигрывал, тем агрессивнее играл. 

Лиззи: Если бы вы могли вернуться в прошлое и сыграть иначе какую-нибудь раздачу, какую бы вы выбрали?

Джон: В турнире была одна раздача, когда я играл против знакомого мне игрока. Я ответил на его рейз с королем и дамой с позиции большого блайнда. После того, как он сделал рейз, все игроки сбросили карты, поэтому я решил уравнять. На флопе пришла дама. Я сделал чек-колл на ривере и терне. В начале раздачи у меня было примерно 70000, после - примерно 20000. Банк был очень крупный. Если бы я победил, мой стэк вырос бы до 200000. Мне стоило сбросить карты на ривере, потому что я знал, что тот игрок силен. Я знал, что он не будет просто так делать ставки, чтобы проверить меня. Мне нужно было сбросить.

Лиззи: В прошлом месяц вы хорошо сыграли в казино Tunica на Gold Strike и на Grand. Что помогло вам сосредоточиться во время финалов?

Джон: Раньше перед турнирами я мог всю ночь пить, а потом утром с похмелья идти играть. Естественно, играл я плохо. В этом году я решил так больше не делать. Накануне турниров в Миссисипи я никуда не ходил, и это положительно сказалось на моей игре. В Tunica делать было нечего, так что я с легкостью концентрировался на игре. Я совсем не пил и это помогло мне. Я хорошо питался, много спал и был бодр весь турнир, чувствовал себя отдохнувшим. В итоге я играл в финалах трех турниров подряд. Это было хорошее начало, но в главном турнире World Poker Open я не попал в число тех, кому выплачивали выигрыш.

Лиззи: Какой из финалов был самым сложным?

Джон: Турнир по Омахе с ограничением банка. Это был мой первый финал в казино Tunica. Взнос был $500, турнир был с ребаями. В том турнире было мало известных игроков. Я не знал практически никого, потому что мало играл в турнирах по Омахе, и перед началом турнира мне сказали, что все противники довольно сильные.  Они все были хорошими игроками и знали, что делали. Мне вообще показалось, что в том турнире играли только сильнейшие.

Лиззи: Вам почти удалось выиграть деньги в турнире World Poker Open. Как вам удалось сохранить присутствие духа после того, как вы вылетели, несколько дней играя в турнире?

Джон: Я совсем не расстроился из-за того проигрыша. Такое случается, и это нужно принять и смириться. Я играю в турнирах не просто ради денег. Если я выиграю деньги в турнире со взносом  $10000, то это не изменит кардинально мою жизнь. Мне нужно не меньше $100000.

Лиззи: В декабре вы выиграли турнир World Series of Poker Circuit в казино Harrah's Атлантик-Сити. Это ведь ваша первая крупная победа.

Джон: Да это было здорово. Я был очень рад, потому что это действительно мой первый крупный успех. Я не просто выиграл деньги, но и стал лучшим в турнире. Это помогло мне хорошо начать 2008 год.

Лиззи: Когда вы поняли, что выиграете турнир?

Джон: Когда я садился за финальный стол, я уже был уверен в победе. У меня был второй по величине стэк, и я не боялся никого из соперников. В финале играл Дэвид Фокс (David Fox), но у него было мало фишек. Весь турнир мы держались в стороне друг от друга, потому что в турнире было много слабых игроков, у которых мы могли выиграть фишки.  Так что в начале финала я не сомневался в том, что точно войду в тройку лидеров. Победить было очень приятно.

Лиззи: В 2006 году вы на том же турнире стали третьим. Вы ожидали, что выиграете в этом?

Джон: Нет, я был слегка шокирован. Конечно, я был уверен в своих силах, потому что всегда хорошо выступаю в Атлантик-Сити. Турнир я начал с 20000 фишек, но мой стэк сократился до 7500. Турнир вообще начался не очень удачно, карта просто не шла. Я понял, что пока не поздно нужно начать выигрывать. И выиграл.