Держи меня крепче!

  • : preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/casinoblog/public_html/includes/unicode.inc on line 311.
  • : preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/casinoblog/public_html/includes/unicode.inc on line 311.

Несмотря на то, что стад и холдем - игры довольно разные, Техасский Холдем очень часто называют разновидностью семи-карточного стада. Большей частью потому, что ни в одной, ни в другой нет даже намека на дро-покер, и в обеих играх игроки имеют набор открытых карт (борд): в стаде - у каждого свой, а в холдеме - общий набор. Из семи карт игрок должен составить пятикарточную комбинацию, которой он будет играть. Среди отличий можно выделить, что в стаде главными являются анте против постоянно увеличивающихся блаиндов в холдеме; формулы раздачи: в стаде 3-1-1-1-1, в холдеме 2-3-1-1; в стаде величина ставки фиксированная, в отличие от холдема; в холдеме 4 раунда торговли, а в стаде - пять(данный факт символизирует, что правила холдема больше приспособлены к формату "ноу-лимит"); холдем больше позиционируется как ТВ-шоу. В связи с тем, что в холдеме у игроков общими являются пять из семи карт, разница между сильнейшей и второй по силе комбинациями (это все, что необходимо, для того, чтобы узнать, победили вы или нет) в холдеме практически минимальна. В холдеме также нет необходимости запоминать сбрасываемые игроками. В ноу-лимит гораздо важнее уметь сделать правильную ставку, уметь чувствовать стратегию игрока, а так же в совершенстве владеть языком жестов противника.

В пятикарточный стад играют с 60-х годов 19-го века, семикарточный вариант появился ближе к концу 19-го столетия. А вот в холдем начали играть приблизительно в начале двадцатого века, а в 90-е годы прошлого столетия этой игре удалось стать популярнее семикарточного стада и дро-покера. Поначалу холдем называли Холд Ми Дарлинг (Hold Me Darling), затем за ним закрепилось укороченное название Холд Ми (Hold Me), и окончательным названием стал вариант в ковбойском стиле Холдем (Hold'em).

Никто точно не знает, когда состоялась первая игра в холдем, но есть одна догадка, которая более-менее похожа на правду. Согласно ей, 12 человек на одном из ранчо штата Техас собрались поиграть в стад, но оказалось, что у них всего одна колода карт. Они начали думать, как разрешить ситуацию. Один из ковбоев предложил сделать пять карт общими, а остальные раздать: по 2 карты каждому игроку. Таким образом, число игроков может достигать 23.

Не смотря на то, что невозможно определить точное время и место появления этой игры, в мае 2007 года в соответствии с законодательством штата Техас официальной родиной холдема был признан город Робстаун, что в 30 км на запад от Корпус-Кристи:

Принимая во внимание высказывание: "Для того чтобы научиться играть в техасский холдем, требуется всего несколько минут, а чтобы отточить свое мастерство - целая жизнь", мы можем утверждать, что для победы в холдеме необходимо обладать достаточно высоким уровнем мастерства, а успешный игрок полагается только на свои соображения, интуицию и смелость. Именно этими качествами обладает большинство известных жителей штата Техас, которые внесли свой неоценимый вклад в великую историю штата "Одинокой Звезды".

В свою очередь 80-е законодательное собрание штата Техас постановило, что официальной Родиной игры Техасский Холдем является город Робстаун штата Техас.

В резолюции также указан год появления игры - 1900, однако, поясняется, что дата приблизительная, т.к. точное время установить невозможно. В 1925 году о холдеме стало известно в неофициальной столице азартных игр того времени - Далласе. Джонни Мосс (Johnny Moss) говорит о том, что в 30-е годы он играл в лимит холдем в Elks Club и в ноу-лимит в Otters Club, хотя нигде нет записей о том, что даже в 1949 году во время его решающей схватки с Ником по прозвищу "Грек" (Nick the Greek) играли по правилам холдема.

Джонни Мосс (Johnny Moss) победитель World Series of Poker 1974

Когда в 1940 году вышла в свет книга "Освальд Якоби о покере" (Oswald Jakoby on Poker), то всем стало ясно, что ни одну игру не стоит сравнивать с холдемом. В книге Якоби вступление написано Грантлендом Райсом (Grantland Rice), чье описание игры 1924 года на стадионе Polo Grounds между командами Army и Notre Dame начиналось со следующих слов: "Вытянувшись на фоне серо-голубого октябрьского неба, четыре всадника снова помчались вперед. Их звали Голод, Чума, Разрушение и Смерть. Настоящими же их именами были: Стахлдрейер (Stuhldreyer), Миллер (Miller), Краули (Crowley) и Лейден (Leyden)". Райс проводил такие мифологичесике параллели и с другими спортсменами, например, Бейб Рас (Babe Ruth), Джек Демпси (Jack Dempsey), Бобби Джоунс (Bobby Jones) и Билл Тилден (Bill Tilden). Его введение в руководстве по игре в покер впервые заставило общество относиться к этой игре, как к спорту. Якоби был признанным мастером по игре в нарды и бридж, поэтому все прислушались к его мнению о том, что покер требует безупречных навыков. Большей частью книга "Якоби о покере" посвящена дро-покеру и стаду, но в ней есть несколько страниц о двух играх, так или иначе относящихся к холдему: спит (в Океании его считали разновидностью дро), в которой одна открытая карта "спит" являлась частью комбинации всех игроков, и игру под названием цинциннати, которая предположительно появилась в одноименном городе, каждому игроку раздавали по пять карт рубашкой вверх. Эти карты потом составляли комбинацию с теми пятью, которые лежали на столе открытыми.

В энциклопедии Complete Hoyle от 1963 года ее автор Фостер (Foster) не говорит ни о холдеме, ни о цинциннати, но, тем не менее, описывает один из видов дро - вайлд видоу (Wild Widow). В этой игре каждому игроку раздают пять карт рубашкой вверх. Одну открытую карту кладут на середину стола - она называется "вайлд видоу". Если видоу, например, пятерка, то пятерки могли принимать любое значение в рамках этой раздачи (то есть были, по большому счету, джокерами). Карты видоу и спит практически стали стимулом для появления общих карт в цинциннати и холдеме.

В конце 60-х годов, за развитием холдема можно уследить подробнее. Первое описание правил "Техасского Холд Ми" появилось 16 августа 1968 года в статье журнала Life, автором которой был А.Д. Ливингстон (A.D. Livingston). Ливингстон назвал его кульминацией видоу покера, а о тактике игры написал: "Это покер вверх ногами. Огромное количество событий, в отличие от традиционного покера, может произойти уже в самом начале раздачи, когда соперники пытаются запугать друг друга". Он также говорил о том, что игра позволяет "анализировать руку с огромной точностью, что является важным для профессионалов, которые любят "пораскинуть мозгами". Перерыв всю свою библиотеку книг о покере, Ливингстон не нашел ни единого упоминания о Холд Ми, а ведь игра довольно быстро завоевала популярность в Техасе, Алабаме и Колорадо, кроме того все указывало на перспективу покера "накрыть всю страну". Игра известна под такими названиями, как Теннесс Холд Ми, Холд Ми дарлинг и Холдем.

"Игроки с большим стэком предпочитали играть Холд Ми,- говорил он - потому что в дро только королевский флэш не проигрывает, да и в семикарточном стаде тоже довольно проблематично собрать такую комбинацию, в Холд Ми вы можете сказать, что собрали сильнейшую комбинацию лишь после того, как розданы все карты". Даже при таких условиях "главной причиной популярности Холд Ми являются активные действия игроков за столом. Покер всегда предполагал максимум действий со стороны игроков", а Холд Ми продолжает эту славную традицию. Все нововведения тоже прекрасно прижились: "после того, как человек научится играть (имеется в виду стад) и будет посвящать покеру много времени, то это быстро может наскучить. С холдемом такое вряд ли случится - все его стриты и флэши, он намного живее, чем стад - это факт. Любой уважаемый игрок в стад не раздумывая сбросит 5-6 бубей, а в Холд Ми довольно часто при таких картах нужно уравнивать ставку. Многое зависит от флопа, который одинаков для каждого игрока за столом, и каждый может ответить на первую ставку". За два года до того, как были организованы игры мировой серии, Ливингстон сделал смелое заявление: "Я верю в то, что эта игра является величайшим событием в истории покера, и она заменит стад к концу этого столетия".

В книге "Супер система 2" Кранделл Аддингтон (Crandell Addington) тоже пишет о том, что "Техасский Холдем" получил широкое распространение в штате "Одинокой Звезды" в начале шестидесятых годов. Он составил список самых известных путешествующих игроков, которые пропагандировали и привлекали внимание к холдему. В список попали "Pinky" Роден (Rhoden) из Лаббока, "Duck" Маллард (Mallard) из Локхарта, Жессе Альто (Jesse Alto) из Корпус Кристи, Джэк "Treetop" Строс (Jack Straus) из Хьюстона и Том Мур (Tom Moore) из Сан-Франциско. Какой специалист по покеру после этого не захочет поиграть большим стэком с игроками, которые пока только лишь осваивают эту игру?

Аддингтон рассказывает о Фелтоне "Corky" МакКоркиндале (существует еще один вариант произношения фамилии - МакКоркодал) (Felton McCorkindale) как о человеке, который привез холдем в Лас-Вегас, а если быть точнее, то в клуб California Club на пересечении Огден и Мэйн Стрит. Потом Вегас привлек еще несколько ценителей холдема: Аддингтон, Строс, Мосс (Moss), Дойл "Texas Dolly" Брансон, "Sailor" Робертс (Roberts) и "Amarillo Slim" Престон (Preston). Но со времен их игры в Golden Nugget, холдем смог отвлечь от просмотра стриптиза и заразить собой только несколько туристов, потом же, в течение целого десятилетия, мало кто вспоминал об этом виде покера. Игра настолько увлекла игроков Golden Nugget, что, по имеющимся сведениям, только в самый разгар войны в юго-восточной Азии МакКоркодал спросил Брансона: "Где, черт побери, находится Вьетнам?"

В 1969 году всю эту разномастную техасскую свору Сид Уиман (Sid Wyman) пригласил поиграть в холдем неподалеку от казино Dunes, с той стороны, где сейчас на месте бывшего стрип-бара красуется Белладжио. И, конечно, в 1970 году Бенни Бинион (Benny Binion) совместно со своими закадычными дружками из Техаса включил холдем в программу Мировой Серии по Покеру. В следующем году они организовали чемпионат по холдему, что неминуемо положительно отразилось на статусе этой разновидности покера.

Между тем, холдем продолжал свое шествие на запад в Калифорнию, на Аляску и даже добрался до Австралии. Игра стала еще популярнее, когда WSOP стала более известной, и особенно, когда законодательные органы Калифорнии в 1988 году признали холдем легальным. Из Калифорнии холдем "пошел" обратно в на восток через все США и, не без помощи Терри Роджерса (Tery Rodgers) из Дублина, попал в северную Европу, но здесь ему не удавалось обогнать дро и стад, по крайней мере, лет десять, пока холдем не начали показывать по американскому и британскому телевидению. Признанные в мире WSOP книги Ала Альвареза (Al Alvarez) (Крупнейшая игра в городе, 1983) и Энтони Холдена (Крупная сделка, 1990) рассказывали о холдеме большому количеству читателей, одновременно представляя на суд игрокам в холдем первые печатные издания на тему этой игры.

В 1979 на канале ABC в передаче Wide Worl of Sports был представлен десятиминутный репортаж о главном турнире WSOP. В следующем году на канале CBS Sports транслировались репортажи длиной в 15 минут. В 80-е годы и начале девяностых на ESPN отводилось полчаса на специальные репортажи о WSOP, пусть даже не в самые рейтинговые часы. Холдем не приобрел массовой популярности до тех пор, пока прошедший через Холокост Генри Оренштейн (Henry Orenstein) не изобрел покерные столы с прозрачными стеклянными панелями, сквозь которые телевизионные камеры могли передавать карты игрока на экраны телезрителей. Оренштейна на это изобретения вдохновил чрезвычайно скучный обзор игры на ESPN. "Нам не дают возможности увидеть карты игроков!" - жаловался он. В 1988 году его стол использовали для трансляции турнира Late Night Poker на Британском Channel 4, а двумя годами позже в передаче Poker Mi££ion на канале Sky SpoSports 1. В марте 2003 года на Travel Channel транслировали турнир WPT с использованием выдвигающихся подобно губной помаде камер, которые были закреплены на рельсах для того, чтобы передавать события с ежемесячных турниров по ноу-лимит холдему. На ESPN использовали подобную технологию при трансляциях нескольких летних турниров WSOP.

До того как Оренштейн изобрел свой чудо-стол, трансляции холдема походили на наблюдение за курящими медведями, находящимися в спячке. Профессионалы с каменным выражением лица, за которым скрываются абсолютно все эмоции, демонстрировали прекрасный покер, но для телезрителя игра выглядела скучной, многие не могли понять, кто из игроков блефует, а у кого лучшая комбинация, даже после того, как розыгрыш завершался. Новые камеры давали зрителям больше информации, чем игроки за столом. В таблицах отображалось количество фишек у игроков, размер банка, и приход/расход каждого игрока после вскрытия карт. Внезапно трансляции о розыгрышах миллионных банков среди сезонных охотников за чемпионатами, просто счастливчиков и подающих надежды любителей и телегеничных молодых дарований стали не просто захватывающими, но еще и поучительными.

Практически каждая телевизионная трансляция покера была посвящена ноу-лимит холдему - игре, которая максимально оправдывает агрессивный подход. Вероятность выигрыша, даже не имея наилучшей комбинации оправдывает риск и дает рискующим существенное преимущество. Дэн Хэррингтон (Dan Harrington), чемпион мира 1995 года и автор серии учебников по участию в ноу-лимит холдем турнирах, объясняет это следующим образом: "Лучшие комбинации покера возможны только при правильном балансе открытых и еще не показанных карт. Техасский холдем находится как раз посередине этого баланса. Две не открытые карты оставляют огромное пространство для маневра, в то время как 5 открытых карт позволяют хорошему игроку сделать необходимые выводы по поводу руки противника".

Холдем любят смотреть еще потому, что пять карт каждой руки выложены в одну узкую полоску в центре стола (прямо вдоль логотипа спонсора). При таких условиях легче следить за игрой, чем в том же стаде, в котором семь линий по четыре карты борются за внимание зрителя на загроможденном экране. Но самой зрелищной чертой ноу-лимит холдема является то, что эта игра позволяет как новичкам, так и профессионалам идти ва-банк (самое популярное слово нашего столетия) с любой комбинацией карт. Редакторы отказались от изощренных спаррингов экспертов в пользу затяжных розыгрышей на благо зрителей, вырезают решающие розыгрыши, особенно те, в которых хоть капля соревнования или которые способны заставить игрока продемонстрировать свои эмоции. Еще один серьезный недостаток заключается в том, что многое в ноу-лимит холдеме зависит от удачи - например, ситуация карманные дамы против А-К. Расточительная ставка ва-банк на префлопе - именно за это чемпион мира 1999 года Ноель Фурлонг (Noel Furlong) назвал ноу-лимит холдем "двухкарточной курицей". Большое количество критики поступает в связи с тем, что все больше и больше игроков, которых показывают по ТВ, для того, чтобы скрыть свою трусость и неумение играть на постфлопе, идут ва-банк, как только к ним приходит пара тузов. Эддингтон смеется: "Такой стиль игры, его еще часто называют "пришел туз - пошел в атаку", предполагает, что фактор удачи играет немаловажную роль, но удача обычно сопровождает опытного игрока, а не просто человека с хорошими картами".

С другой стороны, H.O.R.S.E. предполагает еще более гибкую и замысловатую игру, которая сочетает в себе и флоп, и навыки игры в стад, и умение играть как слабой, так и сильной рукой, а также требует большего внимания к картам на борде. Здесь не надо рисоваться, надо вникать в игру и демонстрировать свои умственные способности. Именно поэтому профессиональная элита сегодня предпочитает H.O.R.S.E., и, скорее всего, наступит тот день, когда эта захватывающая игра, сочетающая в себе различные виды покера, станет популярнее ноу-лимит холдема.

Однако, сегодня именно ту игру, которая была придумана в Техасе около ста лет назад, выбирают в казино, транслируют по телевизору, в нее играют на кухне и на необитаемых континентах, играют за десятками тысяч виртуальных столов, где банк делят между собой люди, находящиеся по разные стороны океана. Когда вы в виртуальной сети говорите "ва-банк", никто не может видеть ни выражения вашего лица, ни ваших жестов, никто не может понять, пришли ли к вам на флопе действительно нужные карты, или вы блефуете. А в чате вряд ли кто признается, что блефует.