Чарли Гайд (Charlie Hyde) – великие мира сего

  • : preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/casinoblog/public_html/includes/unicode.inc on line 311.
  • : preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/casinoblog/public_html/includes/unicode.inc on line 311.

Чарли Гайд один из самых ярких и известных игроков в покер. Если вам доводилось в Белладжио играть в $15/30 или $30/60 лимит холдем, то вы никак не могли с ним не пересечься. Я часто жил с ним в одном номере и всегда находил возможность тихонечко понаблюдать за его игрой. Тысячи людей приезжают посмотреть на игру мастера. Как-то утром в Рио во время Мировой Серии мне удалось взять интервью у этого величайшего человека.

Чарли Гайд (Charlie Hyde) и Крейг Каннингем (Craig Cunningham)

Крейг Каннингем: Я задам вам несколько вопросов, надеюсь, они вас не затруднят.

Чарли: Ок, я что-нибудь совру, если не смогу ответить.

КК: Итак, я нахожусь в обществе того самого Чарли Гайда, о котором я всегда вспоминаю, когда пересекаю порог Белладжио. Я один из тысяч игроков, которым довелось поиграть с Чарли. Для начала мне хотелось бы узнать, где вы живете и чем занимаетесь сейчас.

Чарли: В настоящий момент я безработный, а живу в Мидленде, штат Техас, с 1967 года. Я провожу достаточно много времени в Лас-Вегасе, потому что люблю покер.

КК: Расскажите нам о своем детстве.

Чарли: Родился и вырос я в Каннаполисе, Северная Каролина. Это такой маленький городок, хозяином в котором был Чарли А. Кэннон (Charlie A. Cannon). Ему принадлежали все текстильные фабрики города, здание пожарной службы, здание полицейского управления, все строения и дома Каннаполиса, в общем, весь город был его, и любой ваш шаг должен был быть согласован с Кэнноном.

КК: Члены вашей семьи работали в текстильной промышленности?

Чарли: Мой отец проработал на Кэннона сорок семь лет. Мать тоже работала, но меньше, ведь в семье у нас было пятеро детей.

КК: Когда вы уехали оттуда?

Чарли: В 1967 году я переехал в Мидленд. Работал там в Barklay's Bank и дослужился до должности вице-президента. В 1980 году я уволился. Вернее, меня уволили. Затем я работал на хозяина топливной компании Клейтона Вильямса младшего (Clayton W. Williams Jr.). 12-15 лет тому назад он выставлял свою кандидатуру на выборах губернатора. Я работал на него в течение шести лет в качестве управляющего по кредитам.

КК: У вас есть семья?

Чарли: У меня двое сыновей: Марк и Кристиан. Они уже выросли и имеют свои собственные семью, что, безусловно, здорово. Но ваши дети всегда останутся для вас детьми.

КК: Чарли, расскажите о покере. Когда вы начали играть, как это произошло?

Чарли: Я начал играть, когда покер стал популярной игрой в стране. Первый банк я выиграл при помощи блефа, но с того времени я не рассматриваю блеф как стоящий прием. Более того, я советую никогда не блефовать.

КК: То есть с того момента вы ни разу не прибегали к блефу?

Чарли: Ни разу! Если вы будете делать ставку на блеф, то сами же на блефе попадетесь. Поначалу я играл дома, потом, когда я поступил в Lenoir-Rhyne College в Хикори, Северная Каролина, стал играть там. Колледж был религиозным, а мы в первый же день заперлись в комнате с шестью девчонками, целой бочкой пива и виски и играли в покер. Но потом пришел декан, и каждый из нас получил по 20 предупреждений, притом, что после двадцать первого предупреждения из колледжа исключали. Четыре года мы проучились без единого залета.

КК: Во что вы играли в колледже?

Чарли: Семикарточный стад.

КК: Когда вы переехали в Техас, вы же продолжали играть?

Чарли: Да, играть я не бросил. Три раза в неделю мы играли вечером дома у кого-нибудь из игроков, а раз в неделю ездили играть в Одессу. Таким образом, мы играли четыре раза в неделю.

КК: Когда вы начали бывать в Вегасе?

Чарли: Впервые в Вегас я приехал в 1967 году вместе с моим лучшим другом Биллом Изабеллем (Bill Isabelle), с того времени я больше его не видел. Он знал там всех, да и был старше меня лет на двадцать. Мы всегда играли в Подкове Биниона. Тогда же я познакомился с Бенни и Джеком Бинион (Benny & Jack Binion), я знаю их с 1967 года. За все это время я не видел более веселого и интересного места на земле, чем Подкова Биниона. Поначалу я приезжал дважды в год, но потом количество моих визитов увеличилось до десяти в год. Сейчас же я приезжаю в Лас-Вегас 20-30 раз в год.

КК: Вы принимали участие в играх Мировой Серии в семидесятых-восьмидесятых годах прошлого столетия?

Чарли: Да, конечно. Я принял участие в 17-18 чемпионатах, при этом попадал я в них всегда через победу в сателлитах, мне так было намного удобнее. Моим наивысшим достижением в главных турнирах стало 45-е место, не вспомню, в каком году это было. Я постоянно оказывался на 45, 46, 47, 48 месте. Попадал я в эти турниры, а дальше как-то не складывалось, перегорал что ли. Создавалось такое впечатление, что у меня все просто переставало получаться, когда я достигал главного турнира.

КК: Вернемся к 70-м 80-м, расскажите о том, как вы играли в казино Биниона.

Чарли: Лучшим способом описать несколько игр будет рассказ об одном из моих любимых игроков, в частности о Нормане Шоу (Norman Shaw). Это был один из лучших игроков, которых я знал. Увы, сейчас его уже нет с нами. У него было прозвище Железные Трусы. Если бы у него была пара валетов, то даже если вы поставите все, что у вас есть, он уравняет вашу ставку. Если у него будет А-А-К - тоже уравняет. Однажды официантка подошла к нему и сказала: "Ваш коктейль, мистер Железные Трусы". Она подумала, что это его имя (Действительно, в английском произношении "железные трусы" звучало бы "айрон дроерз" - довольно легко можно перепутать с именем собственным).

КК: Играли ли вы с легендарными игроками?

Чарли: В некоторых играх я играл практически с каждым известным игроком: Стью Ангер (Stu Ungar), Чип Риз (Chip Reese), Дойл Брансон (Doyle Brunson), также я много играл с Тоддом Брансоном (Todd Brunson). Мой сын и сын Тодда ходили в одну школу в Лоббоке, штат Техас. Как-то я приехал в Лоббок играть в покер, зашел навестить ребят и что я увидел: эти двое сидят и играют в карты. На мой вопрос, почему они не на занятиях, мой сын ответил: "Сегодня нет занятий, пап". Вот так вот.

КК: Каким является ваше первое воспоминание о Чипе Ризе?

Чарли: Впервые мы встретились тридцать лет назад. Я считаю, что Чип Риз это величайший игрок всех времен и народов, и я не устану это повторять. Большую часть времени игру контролирует именно он, он никогда не дает воли эмоциям, никогда не допускает ошибок, постоянно выигрывает. Это самый побеждающий игрок в мире.

КК: Он был таким все время, с того самого момента, как вы познакомились?

Чарли: Совершенно верно. Это мой идеал игрока в покер. Он всегда сдержан, не хвастун, у него сильнейший характер, вряд ли все это можно сказать об остальных азартных игроках.

КК: Вы упомянули еще об одном игроке. Может, о нем и не скажешь всего того, чего удостоился в ваших оценках Чип Риз, но, безусловно, это тоже великий игрок. Расскажите нам о Стью Ангере.

Чарли: Стью Ангер был самым успешным в плане выигрышей игроком. Но он опустился на дно, т.к. принимал наркотики. В конце своей игровой карьеры он не мог и двух карт сложить в комбинацию. К великому сожалению он умер в нищете. Печально осознавать то, что один из самых успешных игроков из тех, кого я знал, попал во власть наркотиков.

КК: Вы следите за Мировой Серией  с самого первого турнира в этой серии. Насколько вы разочарованы в том, что ни один из этих турниров не проходит в казино Биниона.

Чарли: Мне очень жаль, но времена меняются. Это можно сравнить с тем, как друзья постепенно становятся твоей семьей. Сейчас 8,000 человек приезжают в это казино. Тридцать лет назад во всем мире было всего 10,000 игроков. Они приезжали из Англии, Ирландии, с Аляски, еще откуда-то. Мы знали каждого. Из Австралии приезжали примерно сто человек, и опять же с каждым из них мы были знакомы. Мы обнимались, пожимали друг другу руки, создавалось впечатление, что произошла встреча жителей одного родного города. Было весело, еще и еще раз весело. Сейчас все это превратилось в бизнес, и этот факт меня немного огорчает.

КК: Когда я впервые оказался с вами за одним столом, я отметил для себя некоторые из присущих только вам особенностей. Одной из них было то, что вы постоянно увеличиваете стэк, второй - вам это доставляет огромное удовольствие.

Чарли: Для того чтобы стать настоящим игроком, вы должны уважать и любить игру. Именно это делает великих игроков великими. Я знал некоторых игроков, чье отношение к покеру было, мягко говоря, не очень хорошим, и они даже выигрывали, но в покере они не остались. Успех в большой степени зависит от отношения.

КК: Вы приезжаете сюда 15-20 раз в год. Во что вы обычно играете?

Чарли: Только в техасский холдем, редко во что-либо другое. Я играю в ноу-лимит всю свою жизнь. В США не найти места, где бы играли ноу-лимит, поэтому нам пришлось увеличить лимиты. Но это все-таки немного отличается от ноу-лимита, игроки в ноу-лимит могут сыграть только пару раздач в день, если не хотят остаться без штанов. Игроки в лимит играют сотни раздач в день, в этой игре надо быть по-настоящему агрессивным. В лимит я начал играть преимущественно из-за возраста. Я начал понимать, что мои умственные способности постепенно идут на спад, и вся игра для меня превращается в лотерею. Я начал думать медленнее.

КК: Вы были в Лас-Вегасе уже тогда, когда еще только 3-4 стола в казино Биниона функционировали одновременно. Для многих этот факт из вашей истории кажется чем-то из ряда вон выходящим.

Чарли: Позвольте мне рассказать о том, что произошло в 1984 году. Я проходил процедуру регистрации в казино Биниона и понял, что игре без лимитов быть. Джек Бинион играл в тот момент, он увидел меня и жестом подозвал к себе. Я подошел, и тут он сказал: "Садись на мое место". Я ответил: "Джек, у меня нет денег, и я еще не зарегистрировался". Следующей фразой Джека было: "Черт возьми! Я дам тебе денег. Бери!" Так мы поступали на протяжении пятнадцати лет. Каждый раз, когда я заходил в казино, я видел там Джека, и он обязательно уступал мне свое место. Я мог быть на мели, и тогда он давал мне денег. Это даже стало одной из известных баек.

КК: Теперь вам не удается получить место за столом.

Чарли: Сегодня очень тяжело завоевать место в ноу-лимит игре, да и структура изменилась. Сейчас играют в нечто другое, чем играли мы. Мы играли в $10/25 или $25/25/20 Ноу лимит холдем, это немного более крупные игры.

КК: Сегодня мы можем констатировать большой наплыв игроков. Многие из тех, кого мы видим в Белладжио, играют в покер онлайн и только начинают путь в живых играх. Что вы можете о них сказать?

Чарли: Новые игроки очень сильны. Они играют очень быстро и способны принимать решение с поразительной скоростью. У нас не было ни учителей по покеру, ни Интернета. Они же играют и получают очень ценную практику в Интернете, а стать хорошим игроком можно только тогда, когда ты много практикуешься. Вот как это все работает, и вот почему они играют быстрей. Помогают учителя. Но вот у меня никогда не было тренера. Если бы мне нужен был тренер, я бы пошел к Чипу Ризу, возможно только потому, что он самый умный игрок из тех, с кем мне приходилось иметь дело. Он не является моим самым лучшим другом в покере. Это звание носит Пэт Каллаан (Pat Callahan), я всегда считал Пэта лучшим игроком, но для того, чтобы все-таки понять, кто №1: Чип или Пэт, нужно было посадить их за один стол.

КК: Я бы не стал играть ни с тем, ни с другим. Это совершенно точно. Итак, пара вопросов, и я вас отпущу. Я должен спросить у вас о вашей торговой марке, ваших подтяжках и вашей рубашке. Расскажите мне, пожалуйста, о них.

Чарли: Подтяжки я начал носить в 1974. Я смастерил одну пару, наверху и внизу было по подкове, а посередине эмблема Биниона. Такой была первая пара, но с тех времен они менялись много раз, появились необычные деньги, Техас, еще что-то. Кто-то что-то предлагал, а я только добавлял это.

КК: У вас всего одна пара?

Чарли: Несколько сотен пар, у меня есть подтяжки для каждого казино. Управляющий покер-рума в Белладжио как-то подошел ко мне и сказал: "Только позвольте, и сделаю бизнес на этих подтяжках". Я ответил: "Почему бы тебе не сделать свои? Я тебе покажу, как это". С тех пор мы не разговаривали, но он славный малый.

КК: Вы будете принимать участие в сателлитах, чтобы отобраться в Мировую Серию?

Чарли: Нет, спасибо. У меня нет желания играть в этих чемпионатах. Но только ради развлечения сыграл бы. Мне нравится побеждать, но я вам обещаю: в независимости от того, сколько лет вы играете, насколько вы велик в игре или каково ваше отношение - карты возьмут над вами власть. Когда-нибудь вы перестанете играть в покер, и не важно, кто вы и сколько дней играете, это будет, как мы привыкли говорить, день в бочке.

КК: И последний вопрос, Чарли. Поскольку ваш стаж в игре больше, чем даже возраст многих из игроков, что бы вы посоветовали молодым и не очень, чтобы они могли улучшить свою игру?

Чарли: Покер помогает вам закалить характер. Уважайте других игроков, это очень важно. Закалить характер можно, став хорошим игроком, хорошим приятелем, уважая тех, кто у вас выигрывает. Уважать победителей просто необходимо. Также одним из самых важных аспектов покера является самоконтроль. Если вы не обладаете этим качеством, вы никогда не станете хорошим игроком. Подводя итог, можно сказать, что ключевые моменты покера это самоконтроль и чувство уважения к сопернику.