Майк Ватсон рассказывает о том, как выиграл $1,7 млн.

  • : preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/casinoblog/public_html/includes/unicode.inc on line 311.
  • : preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/casinoblog/public_html/includes/unicode.inc on line 311.

Канадский город Ватерлоо становится все более и более успешным в плане покера, и не удивительно, ведь сегодня именно там воспитывается большинство он-лайн игроков в покер с феноменальными возможностями. Одним из последних нашумевших воспитанников "школы" Ватерлоо стал Майк 'SirWatson' Уотсон (Mike 'SirWatts' Watson). Как он-лайн игрок, Уотсон заявил о себе в 2007 году, а уже в 2008 ему удалось пробиться в двадцатку сильнейших рейтинга Он-лайн игрок года с общим выигрышем в $300,000.

Майк 'SirWatson' Уотсон (Mike 'SirWatts' Watson)

Но затем наступил небольшой перерыв, и до июля Уотсон не мог похвастать шестизначной суммой выигрыша. И вот наступил июль - снова ни одной шестизначной цифры в активе - и лишь только потому, что число $1,673,770 состоит из семи цифр. Именно столько выиграл Уотсон, победив в главном турнире Bellagio Cup IV, который прошел сразу вслед за Мировой Серией по Покеру.

Корреспонденту Card Player удалось взять интервью у Уотсона сразу после окончания главного турнира Bellagio Cup. Они обсудили с Майком его крупную победу, поговорили об игре большим стэком, а также сравнили "живой" он-лайн  турнир с вступительным взносом в $10,000.

Шон Патрик Грин: Здорово, наверное, выиграть $1,7 млн.?

Майк: Да, просто непередаваемое ощущение. К этому стремится каждый игрок в покер. Я всегда верил в то, что если я буду постоянно принимать участие в подобных турнирах, то когда-нибудь удача мне обязательно улыбнется. Но это произошло настолько быстро, причем выиграл я довольно уверенно и легко: хорошие карты приходили ко мне целыми пачками. В одной из раздач, где я сошелся с Дэвидом Бенжамином (David Benyamine), мне крупно повезло на ривере. Когда пришла нужная карта, я не мог поверить тому, что это действительно произошло со мной.

Я здорово играл он-лайн, у меня хорошо получалось играть в кэш-играх. В 2007 году я достиг довольно неплохих результатов - если не сравнивать с годом 2008. В этом году моей целью было наконец-то выиграть шестизначную сумму, до этого мне никогда еще не удавалось достичь таких результатов. Я не побеждал ни в одном из по-настоящему крупных он-лайн турниров. Именно поэтому таковой была моя цель. Но так уж получилось, что я немного перевыполнил план (смеется).

Шон Патрик Грин: (смеется) Да уж, совсем чуть-чуть. В Белладжио недавно втрое увеличили минимальный стартовый стэк, а это значит, что теперь начинать игру придется с 45,000 в фишках. Как вы собираетесь играть таким стэком?

Майк: Когда стэк становится крупным в самом начале турнира, то в этом нет ничего страшного, если вы часто принимали участие в кэш-играх он-лайн. Однако если речь идет о чисто турнирных игроках, то для них, я думаю, такой расклад не совсем удобен; они просто недоумевают, как играть таким большим количеством фишек при таком малом размере блаиндов. Поэтому они часто ошибаются, переоценивают силу своей комбинации и не всегда осознают важность позиции, в которой находятся, при игре большим стэком. Мое прошлое, связанное с кэш-играми, во многом мне помогает, начинаешь высматривать игроков слабее, чтобы навязать им борьбу, попытаться собрать наилучшую комбинацию и обчистить их на пост-флопе, когда они находятся в неблагоприятной позиции и не хотят защищать свою руку.

Шон Патрик Грин: Какие еще ошибки вы замечаете у других игроков при игре большим стэком? И как вы их используете?

Майк: Большинство ошибок связаны с тем, что игроки не умеют контролировать размер банка при игре слабой рукой. Такие игроки ставят слишком много, когда у них на руках всего одна пара, а противники проповедуют довольно агрессивный стиль игры. Иногда, конечно, происходит и вовсе наоборот: игрок недооценивает силу руки и попросту боится атаковать. Обычно, у них в голове крутится: "А что, если он будет чек-рейзить меня? Что тогда я буду делать? Ведь так много денег на кону". Нужно перестать бояться и добавить совсем немного позитива в оценку своей комбинации, если ваша рука оставляет желать лучшего, но, в то же время, она лучше, чем у соперника.

Шон Патрик Грин: Вы добились успеха в игре он-лайн, да, выигрыши не особо велики, но даже при таком раскладе это успех. Скажите, тяжело возвращаться к игре он-лайн после того, как вам удалось выиграть так много денег в "живой" игре?

Майк: Посмотрим. Я же не играл в интернете после последней победы. Вчера я первый раз вошел в игру, сыграл что-то около 125 раздач в пот-лимит омаху и, в принципе, чувствую себя прекрасно. Думаю, все будет хорошо. Да, на первых парах будет немного странно снова начинать считать деньги. Ну не знаю, мне кажется, что у меня получится вернуться обратно.

Шон Патрик Грин: Вы почерпнули для себя что-нибудь полезное в своих немногочисленных первых $10К турнирах, или они не намного отличаются от турниров он-лайн?

Майк: Не сразу все пошло как по маслу. Поначалу, около семнадцати турниров, мне не удавалось выиграть абсолютно ничего, все они имели бай-ин $5К и выше. Немного мне улыбнулась удача в некоторых предварительных турнирах, $2К и $1К, мне удалось принять участие в паре финальных столов и заработать порядка $20-30К. Потом я занял десятое место в главном турнире L.A. Poker Classic, да, там я тоже выиграл каких-то $60К, но я стал более уверен в себе и своей игре. Я никогда еще не доходил до столь поздней стадии главного турнира, но в тот раз мне это удалось, и победа в Белладжио уже не казалась чем-либо из ряда вон выходящим. Я был полностью уверен в своих действиях, я знал, что если мне удастся начать с выигрыша нескольких раздач, то победа будет мне по зубам. По сравнению со всеми моими предыдущими достижениями победа в Белладжио - это нечто.

Шон Патрик Грин: И, тем не менее, игра в $10К турнире отличается от игры он-лайн?

Майк: Да, адаптация нужна, определенно. Поначалу я думал, что "и то и другое покер, что все это одно и то же. А оказалось, что в "живой игре" есть несколько своих нюансов, ведь вы видите людей. Но вцелом адаптация не такая уж и серьезная". Да, привыкать приходится, потому что стиль игры, ваш собственный стиль будет отличаться от стиля при игре в сети. Вне виртуальной реальности люди играют немного пассивнее, особенно это характерно для турниров, которые проводятся в США. В Европе люди немного решительнее и рисковее. В турнирах WPT в США игра выглядит более консервативно, особенно на ранних стадиях. Никто не будет идти ва-банк, после того как соберет на флопе топ-пару или что-то подобное. То есть, в любом случае, немного надо будет понаблюдать, чтобы приспособиться, привыкнуть, понять, что в некоторых случаях лучше отказаться от атаки, в то время, как в он-лайн игре вы бы поступили по-другому.

Шон Патрик Грин: У вас выдался очень успешный год в он-лайн карьере. Вы попали в топ 20 рейтинга Он-лайн игрок года. Что бы вы посоветовали остальным игрокам, которые принимают участие в интернет-турнирах и чьи стэки намного короче тех, что обычно бывают в "живых" турнирах?

Майк: При игре он-лайн мало уровней, когда приходится играть большим стэком в самом начале, поэтому большинство просто играют туговато на этих уровнях и не идут в атаку до тех пор, пока им не придут по-настоящему сильные карты. Чтобы преуспеть в интернет-турнирах, нужно хорошо уметь играть коротким стэком. Когда у вас меньше 20 больших блаиндов, вы должны прекрасно осознавать, в какой момент стоит играть ва-банк, когда рисковать, все это должно быть вам известно. Вся эта наука основана на тех, с кем вы играете.

Шон Патрик Грин: При игре коротким стэком требуются такие же умения и опыт, как и при игре большим стэком?

Майк: Нет, не думаю. При игре крупным стэком намного больше всякого рода тонкостей. Игра становится более мудреной и сложной. Но, в то же время, не стоит недооценивать игру коротким стэком. Многие считают, что играть двадцатью большими блайндами совсем не сложно, и постоянно допускают ошибки.

В некоторых кэш-играх я вносил 20 больших блаиндов, и многие из тех, кого считают лучшими игроками в мире, не знали, что предпринять против меня, играющего таким коротким стэком.

В большей степени это математика и техника игры. Вы можете разработать оптимальную для вас стратегию и немного модифицировать ее в зависимости от противников, с которыми вы играете в данный конкретный момент.

Шон Патрик Грин: Вы считаете, что знание математики вам помогло при игре в покер? Насколько математические способности способны оказать помощь игроку?

Майк: Математика, безусловно, здорово помогает. Математический аспект в покере очень сильно развит, покер - игра математическая. Большая часть математики, которая пригодится в покере, преподается в самых последних классах школы. Но когда вы играете на самом высоком уровне, математика играет далеко не главенствующую роль.

Шон Патрик Грин: А на что еще тогда стоит обратить внимание? Какие способности могут помочь игроку в покер, кроме умения мыслить математически?

Майк: Игрок должен уметь понимать других людей. Это очень важно. Кроме того, важно распознавать, улавливать любые замыслы противника. Но самое главное - постоянно составлять профайл каждого из соперников, с которыми играете. Нужно систематизировать все, что делает противник, то, что он думает об игре, как подходит к турниру, пугается ли когда на кону большие деньги, или наоборот - относится к этому абсолютно спокойно. Психологический и множество других аспектов тоже появляются в игре.

Шон Патрик Грин: Какой момент вашей карьеры вы считаете ключевым?

Майк: Думаю, что самым важным моментом для меня был тот, когда я постепенно превратился в стабильно успешного турнирного игрока, думаю, что ключевым было время, когда я задумался об игре большим стэком, именно тогда мои дела заметно улучшились. Тогда, когда я начал анализировать кэш-игры, когда начал думать о том, как неплохо уметь контролировать размер банка, как увидеть хорошее продолжение комбинации. Я начал понимать, что противник не будет отдавать свои деньги просто так, даже если ты будешь постоянно ставить, ставить, ставить. То есть ключевым был период, когда я осознал немного больше принципов игры большим стэком, чем это было раньше.

Шон Патрик Грин: Каким образом вы собираетесь улучшать свою игру?

Майк: Так же, как и делал это раньше. Я разбираю комбинации и раздачи со своими друзьями. Я встречался со всеми ребятами из Ватерлоо, со всеми, кого считаю по-настоящему хорошими игроками, с кем интересно обсудить ту или иную раздачу. Например, Майк МакДоналд (Mike McDonald), Стив Пол Амброз (Steve Paul Ambrose). Много из того, что я вам говорю, мы обсуждали с ними, я пишу это на форумах. Также я сам много об этом думаю. Я имею довольно внятное представление об основах покера, о том, что если я сяду и обстоятельно подумаю о руке, я обязательно приму решение, которое в большинстве случаев будет верным. Но не всегда это получается автоматически. Перед тем, как что-нибудь предпринять, нужно подумать несколько раз.

Вы постоянно оттачиваете игровые навыки, постоянно растете, но есть несколько азов, до которых я дошел самостоятельно. Я считаю, что вы разбираетесь в покере на теоретическом уровне, у вас обязательно получится проанализировать свою игру и избрать единственно верное решение. Однако, в то же время, сложные задачи решаются еще и тогда, когда вы говорите: "Ой, я ведь на самом деле не знаю, что делать с такими картами", и вам приходится думать над сложившейся ситуацией еще раз. Вот именно в такие моменты необходим совет друзей, который помогает вам взглянуть на расклад немного под другим углом, под тем углом, который вы сразу даже не принимали в расчет.

Шон Патрик Грин: Спасибо за интервью, Майк.

Комментарии:

melrose place subtitles melrose place космос звезды pets fish pets дипломні курсові free fonts fonts микросхемы документация movies subtitles films subs delphi программирование на delphi mobile phones mobile manuals медичний сайт медицина seropol5

Agriculture imposes external costs upon society through pesticides, dsl nutrient runoff, excessive water usage, and assorted other problems. A 2000 assessment of agriculture in the UK determined total external costs for 1996 of £2,343 million, or £208 per hectare.[72] A 2005 analysis of these backup costs in the USA concluded that cropland imposes approximately $5 to 16 billion ($30 to $96 per hectare), while livestock production imposes $714 million.[73] Both studies concluded that more should be data recovery done to internalize external costs, and neither included subsidies in their analysis, but noted that subsidies also influence the cost of agriculture to society. Both focused on purely fiscal impacts. The 2000 review included reported pesticide poisonings but did not include speculative chronic effects of pesticides, and the 2004 review home based business relied on a 1992 estimate of the total impact of pesticides.