Покер: история главной американской игры

  • : preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/casinoblog/public_html/includes/unicode.inc on line 311.
  • : preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/casinoblog/public_html/includes/unicode.inc on line 311.

Автор: Джеймс МакМанус (James McManus)

В этой статье я расскажу об истории покера с тех времен, когда он появился в Новом Орлеане в виде 20-тикарточного «пока», как позже он превратился в 52-хкарточный покер, в который играли на борту пароходов, курсировавших вдоль реки Миссисипи, и в армиях Юга и Севера во время Гражданской войны, как он перекочевал в штаты Дакота и Калифорния; расскажу о том, каким эта игра была популярным развлечением для солдат, как покер стал тактической моделью в военных играх и ядерной дипломатии, как он стал турнирным спектаклем в казино Binion’s и на соревнованиях Всемирной Серии по Покеру (WSOP), как его популярность выросла в других странах и на виртуальных просторах Интернета, как покер стал $100 миллиардной индустрией.

Сейчас индустрия покера переживает не самые лучшие времена в связи с нападками со стороны пуритански настроенных политиков и Министерства юстиции США. Смешивая покер, лотереи, блекджек в одну кучу и пугая избирателей ужасами игромании, сенаторы забыли о том, что такие выдающиеся политические деятели и  бизнесмены США, как Генри Клей (Henry Clay), Дэниэл Вебстер (Daniel Webster), Юлиссус С. Грант (Ulysses S. Grant), Натан Б. Форрест (Nathan B. Forrest), Франклин Рузвельт (Franklin Roosevelt), Гарри Труман (Harry Truman), Дуайт Эйзенхауэр (Dwight Eisenhower), Вильям Ренквист (William Rehnquist), Билл Гейтс (Bill Gates) и многие другие знаменитые американцы наряду с обычными людьми играли в покер ради денег и развлечения. Еще до того, как ньюйоркцы вроде Александра Картрайта (Alexander Cartwright) начали учиться играть в английскую лапту, вскоре ставшую бейсболом, наша другая национальная игра покер формировалась в многоязычном котле Нового Орлеана в первое неспокойное десятилетие после Луизианской Покупки Томаса Джефферсона, о которой стало известно из Парижа 4 июля 1803 года. С тех пор бейсбол и покер вплетены ярчайшими и крепчайшими нитями в ткань нашей социальной жизни.

Я постараюсь объяснить, как история покера может помочь нам понять, кто мы есть. Помимо всего прочего, эта игра идет рука об руку с кульминационными аспектами истории развития нашей страны уже несколько веков. То, как мы воевали и вели бизнес, избирали наших лидеров и исследовали наш огромный континент, отразилось и было отражено в тактических приемах покера: обмане, разрушении планов обманщиков, блефе, распознавании блефа соперников, принятии решения в неопределенной ситуации, управлении риском и вознаграждении. Мемуары и дневники обычных граждан, а также биографии Дэвида МакКаллоу (David McCullough), Гарри Виллса (Garry Wills), Роберта Каро (Robert Caro) и Дорис Кирнс Гудвин (Doris Kearns Goodwin) доказывают, что в процессе становления молодой нации покер сыграл не последнюю роль.

Иностранцы иногда лучше видят наши особенности, чем мы сами. Родившийся в Будапеште историк Джон Лукаш (John Lukacs), например, назвал покер «игрой, которая близка западному образу жизни, … где мужчины считают себя лицом и посланцами морали, и где, по крайней мере, в краткосрочной перспективе, самым важным является не то, что происходит, но то, что людям кажется, что происходит». Наш тончайший исследователь Алексис де Токевилль (Alexis de Tocqueville) в своем труде «Демократия в Америке» написал: «Те, кто живут в шаткой неуверенности демократии, не чужды азарту, и, в конце концов, начинают любить все, что связано с ним». Он приходит к выводу, что так происходит «не из-за жажды наживы, а из-за испытываемых при этом эмоций и переживаний».

Остается непонятным, о каких играх писал Токевилль, но этот тонко чувствующий француз наблюдал нашу страсть к азартным играм во время своего путешествия на пароходе Луисвилл в1831 году по Миссисипи Марка Твена – главной реке Америки – как раз в то время, когда становился покер. Сам Твен до Гражданской войны был высокооплачиваемым пароходным работником, пока власти не закрыли реку для коммерческих кораблей. Твену пришлось стать писателем, и он написал множество историй о покере. Самая популярная из них – «Рассказ профессора» из цикла «Жизнь на Миссисипи». Токевиллю и Твену вторит заголовок газеты New York Times в номере от 23 апреля 2003 года: «Тот, кто хочет понять сердце и дух США, должен научиться играть в покер».
В этой статье я не буду хронологически точен, потому что меня интересует несколько тем (удача в покере, покер и политика, покерные советы, женщины в покере), которые не зависят от исторической последовательности. Но в виду того, что хронология является важным моментом в любой истории, вот на какую последовательность я буду опираться: доисторическая игра в кости – изобретение игральных карт – игры, из которых возник покер – Старый покер Нового Орлеана – пароходы Миссисипи – Игра Мошенников – Гражданская война – Дикий Запад и "Мужественные всадники" – Золотой Век покера – Первая мировая война – покер во время Великой Депрессии – Вторая мировая война – покер и теория игры в годы холодной войны – Туз Пик во Вьетнаме – World Series of Poker – вьетнамские мастера игры – онлайновый покер – телевизионные покерные шоу – иракская колода – Энди Бил (Andy Beal) против команды Брансона (Team Brunson) –  плутониевый покер в Иране и Северной Корее – бум покера. По ходу я буду описывать старые виды игры, включая Старый покер, пятикарточный дро-покер и джек-пот, стад, лоуболл, хай-лоу, техасский холдем, Омаха, Бадуги и H.O.R.S.E.

Помимо всего прочего, я собираюсь проследить историю развития покера с того момента, как он был игрой мошенников, до настоящего времени, когда покер стал игрой честных людей, которые не обманывают, но хитрят, применяют свои математические способности и надеются на удачу. В первые сто лет своего существования покер был жестоким развлечением, в котором тон задавали белые игроки-шулера.

В 1815 году Эндрю Джексон (Andrew Jackson), Джин Лафитт (Jean Lafitte) защитили Новый Орлеан и значительное количество гаитянских рабов. Этот город тогда был самым настоящим котлом наций. Современный покер рождался в этом котле. 30 лет назад он стал развлечением и работой многих миллионов игроков на всех заселенных континентах мира.

Но перед тем, как мы вернемся в креольский Новый Орлеан, необходимо рассмотреть появление покера из различных игр, вернуться к истокам костей, фишек и корейских священных стрел, которые превратились в игральные карты.

От звериных костей до онлайновых ослов
Несмотря на то, что нам говорят некоторые священники и политики, ничто не является более естественным и более важным для развития человека, чем игра. Два с половиной миллиона лет наш мозг развивался генетически случайно в агрессивной и нестабильной окружающей среде. Вообще, еще до того, как человек начал ходить на двух ногах, для выживания ему необходимо было учитывать многие случайности и возможности. В 21 веке риск характерен практически для каждого решения, которое мы делаем: переходим ли мы улицу, летим ли на самолете, покупаем недвижимость или акции, получаем образование или играем в покер, решаем, когда заводить детей, и стоит ли вообще это делать. 

Но это абсолютно нормально. Каждый живой организм постоянно чем-то рискует. Муравьи и жуки, водоросли и деревья, гиены и обезьяны – все стараются выжить, борясь за пищу и возможность размножаться. Когда любое из этих проявлений могло быть смертельно опасным, особенно для наших предков, успех был тем более приятным, вызывая увеличение содержания дофамина в крови, который производится гипоталамусом. Неудача же заставляла появляться в крови большое количество пролактина. Сегодня, когда нам не везет в покере, мы ощущаем действие пролактина. Это наше генетическое наследие и результат действия жестоких законов случайности.

Поскольку мы заговорили о генах, то само желание рисковать появилось следующим образом. 
Древние охотники рисковали жизнью и здоровьем, чтобы убить свирепое животное, чье мясо богато белком. Чем ближе охотники, вооруженные копьями с каменными наконечниками, подходили к разъяренному буйволу, тем больше была вероятность того, что их растопчут. В то же время, с близкого расстояния у них было больше шансов убить животное. Смелость и агрессивность имели первостепенное значение для удачной охоты. Желание избежать риска помогало испуганному охотнику выжить во время одной охоты, но в долгосрочной перспективе заставило бы его страдать. Удачливые охотники имели большую власть в племени: они получали больше мяса, у них было больше возможностей при выборе женщины.

В то же время между женщинами тоже шла борьба: кто ярче разукрашивает лицо, кто лучше следит за волосами, чьи груди и гениталии наиболее красивы. С помощью этих орудий (которые имели не меньшее значение, чем копья и стрелы для мужчин) женщина могла заполучить в отцы своему ребенку самого лучшего кормильца. После формирования пары женщине нужна была защита в еще большей степени, ведь она могла забеременеть. Поэтому сексуальное вознаграждение было одним из способов благодарности защитившему женщину мужчине. По этим и многим другим причинам жажда риска была в крови у наших предков. 

Теперь мы не охотимся с копьями, но в каждом племени и в каждой стране присутствует спорт, часто являющийся источником больших денег, в котором ценятся навыки воина и охотника. В виду того, что жизнь наших предков зависела от скорости бега и умения бросать камни, неудивительно, что современные мужчины и женщины повторяют эти действия в символических ритуалах, называемых играми.

Ловкость игроков в гольф, сила защитников и подающих, удаль центральных игроков, вратарей или нападающих пробуждают чувства охотников и воинов, защищавших жизнь от смерти тысячи лет назад. Вот почему многим из нас так интересно, чем же закончился то или иное спортивное состязание.

На более высоком уровне человеческого существования стоят логические игры: шахматы, бридж, покер, а также то, что связано со ставками на результаты деятельности животных, людей, команд, корпораций и даже валют. То, что тысячелетия назад делали разведчики, вожди племен, сегодня делают капитаны, тренеры, генеральные менеджеры и президенты. Сейчас наши физические и умственные способности все еще развиваются. Цель этого развития, однако, остается той же, что и 12 тысяч лет назад в кенийской саванне или колорадских горах: не умереть от голода, не быть съеденным дикими животными, не быть ограбленным и изнасилованным племенами, которые живут через реку.

Самые развитые из наших предков тоже хотели понять природу окружающего их враждебного мира: надо ли было огласить волю бога войны или решить, куда отравить группу охотников. В отсутствие всякой науки они искали опору в том, как упали палочки или кости, изучали внутренности убитых животных. Они верили, что в брызгах мочи и в форме испражнений тоже можно было увидеть знаки. Толкователь формы испражнений, наверняка, не раз задумывался над более совершенной системой предсказания будущего и распознавания воли богов.

По мере того, как развивалось человечество, появлялись новые, более сложные способы гадания. От предсказаний до азартных игр оставался один шаг. Археологи говорят, что астрагали – кости в виде кубиков из ног коз и овец – стали очень распространены несколько тысяч лет назад. Эти кости очищались и сушились, на них наносились зазубрины или сверлились маленькие отверстия, которые были либо пусты, либо наполнены свинцом. Каждая сторона кубика имела свою ценность, их кидали на ровную поверхность и толковали выпавшее значение. Выпавшая сторона кости означала, где будут пастись антилопы на следующее утро. Можно себе представить, как прорычав по-неандертальски место завтрашней охоты, гадающий рассчитывал на хороший кусок мяса от охотника, которому он сэкономил время и силы.

Задолго до того, как люди смогли объяснить вероятность, шаманы и толкователи воли богов смотрели на кости как на проводников воли судьбы. Сами же гадальщики рассматривались простыми охотниками посланцами того или иного бога. Третьи считали гадающих и посланцами и проводниками. Вы можете познакомиться с более подробным обсуждением этой темы в блестящей книге профессора Дэвида Г. Шварца «Бросай кости: история азартных игр» (David G. Schwartz's Roll the Bones: The History of Gambling) и фундаментальном труде Эдварда О. Вилсона «Социобиология» (Edward O. Wilson's Sociobiology), за которую автор получил Пулитцеровскую премию.

В любом случае, мало что было более тесно связано с судьбой или волей богов, чем ставка и сопровождавшие ее эмоции. Действительно, просто представить, как первый игрок произносит первую в истории человечества молитву, наблюдая за тем, как по ровной поверхности земли катятся меченые кости. Выпадаемые значения, наверняка, были причиной не одной ссоры между первобытными охотниками с низким лбом, копьями, дубинками и сомнительной гигиеной.

Следующим очевидным шагом было сглаживание острых углов костей, чтобы в результате получились ровные четырехсторонние пирамидки. За тысячи лет до появления римских или арабских цифр стрела, рог или три точки на поверхности костей говорили о том, что готовит будущее, или – менее масштабно, но не менее важно – кто выиграл ставку. Вместо фишек использовались цветные камешки. Закон о сроках давности в Неваде и Флориде  запрещает приносить старые розовые или белые камни в пещеру Bellagio и просить за них $25 тыс.

К 3500 году до н.э., играя в сложные игры военного типа, египтяне и жрецы Шумера бросали пару костей, чтобы определить, на сколько шагов могла продвинуться фигурка воина. Их боги тоже любили азартные игры. Египтяне верили, что великий бог науки и письма Тот одержал победу над богом луны Сином, обыграв его в игру, напоминающую шашки. Тот выиграл 1/72 часть каждого дня, которые он объединил в пять полных дней и добавил их к 360 дням лунного календаря. Так был создан солнечный календарь.

Четырехсторонние кости давали один результат из 4 возможных, а использование двух костей удваивало результат. Следующим шагом в развитии инструментария азартных игр было превращение костей из четырехсторонних в шестисторонние. Сделанные из дерева или слоновой кости они появились в Месопотамии примерно в 3000 до н.э. Одновременно с ними появились и дощечки, напоминающие современные доски для нард. Появление таких сложных инструментов для игры было большим шагом  вперед, ведь чем сложнее были игры, тем более развитым было племя, которое в них играло.

Похожую на нарды игру в 530 году до н.э. изобразил на знаменитой амфоре грек Эксекиас, но изображение описывало более ранний период. С копьем в одной руке, а с костями в другой, темные фигуры Ахилла и Аякса играют на поверхности плоского стола во время перерыва в битве за Трою. Их щиты лежат рядом, готовые к бою. Изображенный слева в высоком шлеме с перьями Ахилл кричит: «Четыре!», а Аякс – «Три!». С апреля 2003 года многие женщины-археологи стали заявлять, что на заднем плане изображения видна фигура Одиссея (по другим источникам, знаменитого покерного игрока Гуса Хансена), умоляющего Ахилла выкинуть дубль.

В «Илиаде» Гомера рассказывается, как молодой Патрокл во время игры в кости в гневе убил мальчика по имени Клитонимус. После этого ему пришлось бежать и укрыться в доме Пелея, где он и встретил Ахилла – полубога, чья ненависть вскоре обречет троянцев, его друзей и его самого на смерть.

Римляне ввели анте, делая ставки на гладиаторские бои на арене Колизея, чья продолговатая форма позволяла кровожадным зрителям видеть всю происходящую на арене бойню, как на ладони. Может, именно вид Колизея и стал прообразом для нынешних покерных столов. Римские мастера делали игральные кости, которые назывались «тессера». Они вырезались из костей животных или слоновой кости, а самые умные игроки изобретали новые игры, для которых требуются 4 кубика. Самый худший результат в игре, когда все четыре кубика показывали одно и то же значение, назывался «канис», («собака»), от которого, возможно, произошло слово "underdog" (самая слабая комбинация).

Известно, что игра кости упоминается в работах Тацита, Данте, Чосера, Сервантеса, Гете, Мольера и других европейских писателей. Шекспировский король Ричард III произносит длинную речь о любителях риска и говорит:

Раб, жизнь свою поставил я и буду
Стоять, покуда кончится игра.
(пер. А. Радловой)

За две тысячи лет до Шекспира, великий индийский эпос Махабхарата упоминает о костях, сделанных из ореха, которые использовались для пророчеств и игр. Более древние поэмы на санскрите описывают историю бога Шивы, который играл в кости со своей женой Правати и сыновьями. 34 стих десятой мандалы Риг-Веды – собрания религиозных песен, датирующихся 4000 до н.э. – известен, как гимн игроков:

1 Дрожащие орехи-серьги огромного дерева опьяняют меня,
Рожденные на ветру, перекатывающиеся в углублении.
Как глоток сомы с горы Муджават,
Показалась мне бодрствующая игральная кость вибхидака.

2 Не бранила меня, не сердилась она.
Благосклонна к друзьям и ко мне была.
Из-за одной лишней игральной кости
Я оттолкнул преданную жену.

3 Ненавидит свекровь, отталкивает жена.
Несчастный не находит сочувствующего.
Как в старой лошади на продажу,
Я не нахожу пользы в игроке.

Похож ли проигравшийся игрок на лошадь или нет, сварлива ли его жена и теща, современные индийцы верят, что те из них, кто не смог сделать хотя бы одной ставки во время Дивали – фестиваля света, который отмечается в честь Шивы и его семьи – в следующей жизни станут ослами. Слава Шиве, что в 2000 году появилась новая облегченная возможность делать ставки, когда бенгальский программист Анураг Диксит (Anurag Dikshit) написал программу для сайта PartyPoker.com.

Этот сайт быстро стал крупнейшим в своем роде, работая с десятками тысяч игроков, которые играют за тысячами виртуальных столов в 24 часовых зонах. Любопытно, если не сыграть в покер во время Дивали или других индийских праздников, то рискуем ли мы стать ослами в следующей жизни?