За покерным столом: Чау Джианг

  • : preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/casinoblog/public_html/includes/unicode.inc on line 311.
  • : preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/casinoblog/public_html/includes/unicode.inc on line 311.

Чау Джианг (Chau Giang), возможно, является сильнейшим игроком большого покера в последнее десятилетие. Он, его жена и трое детей живут по соседству с моим отцом уже 12 лет. Вам может показаться, что он ведет роскошную жизнь, но начиналось все совсем по-другому.
История жизни Чау начинается на другом конце планеты – в охваченном войной Вьетнаме. Он родился в конце 1950-х. в семье выходцев из Китая и начал играть в покер еще в юности. Может быть, Чау собирался стать профессионалом во Вьетнаме, но мы этого никогда не узнаем. В 1975 году коммунисты Северного Вьетнама нарушили мирный договор, подписанный всего за два года до этого, и через демилитаризированную зону направили свои войска на юг страны.

Пока коммунисты захватывали город за городом, все, у кого были деньги и связи, садились в самолеты и покидали страну. У семьи Чау не было ни денег, ни связей, но и им не хотелось жить при коммунистическом режиме. «Я не хочу, чтобы кто-то указывал мне, что делать», – сказал он мне как-то во время игры.

У Чау было только одна возможность спастись. Он купил билет в один конец и отправился в море. Он не знал, куда направлялось судно. Звучит безумно, правда? Но вы, наверное, помните, как собирались деньги в помощь людям, прибывавшим из Вьетнама по морю. Могу только представить, сколько мужество необходимо для того, чтобы решиться на такой поступок.

Беженцы часто убегают из своей страны на лодках. Но когда, скажем, кубинцы садятся в лодки, они знают, что доберутся до Флориды. Вьетнамцы же понятия не имели, чем закончится их путешествие. Некоторые надеялись на Таиланд, но тайское правительство не могло принять у себя десятки тысяч беженцев, и к тому же не хотело портить отношения с мстительными и многочисленными вьетнамскими коммунистами. Под боком была Камбоджа, а Филиппины, Малайзия и Индонезия – слишком далеко

Они могли надеяться только на то, что их подберут силы ООН и направят в лагеря для беженцев. ООН не смогла справиться с ситуацией и не принимала решительных мер до тех пор, пока мировое сообщество не выразило недовольство происходящим и не решилось помочь беженцам справиться с их самой большой проблемой: пиратами. Да, да, пиратами. Это не те пираты, которых мы видим в Диснейленде или за покерным столом (как Макс Пескатори), а самые настоящие дикари. 

Пираты грабили и топили целые лодки с сотнями находившихся на борту людей: мужчин, женщин, детей и стариков. Их жертвам никто не мог помочь. Вьетнамскому правительству было все равно, и пиратов никто не преследовал. Позже выяснилось, что этими пиратами были обыкновенные рыбаки, которые превратились в хищников, охотящихся за беззащитными людьми.

Лодка, на которой находился Чау, подвергалась нападению пять раз. Первые четыре раза беженцы откупались от пиратов золотом или тем, что им удавалось спрятать во время предыдущих нападений. В пятый раз дать уже было нечего. Разозлившиеся пираты избили всех и вылили за борт всю пресную воду. 

На протяжении пяти дней после этого лодку несло по течению, и смерть казалась неминуемой. Но беженцы не знали, что у них было одно преимущество. С ними на лодке находился самый везучий человек на земле. Вскоре их лодка причалила к побережью Таиланда, и беженцев отвели в лагерь, где была вода и пища.

Четыре месяца они провели в лагере, и после этого их на корабле доставили в новый дом. Когда Чау спросили, куда бы он хотел поехать, он наугад ответил, что хотел бы отправиться в США. Его отправили в лагерь ООН на Филиппины учить английский (ему надо бы подать на них в суд за некомпетентность!)

Через четыре месяца Чау снова повезло. Житель Колорадо выразил желание помочь ему. Чау отправился в США и устроился работать в кафе поваром. Спустя полгода он перебрался в китайский ресторан, где проработал два года. Там он познакомился в официанткой, которая по ночам подрабатывала дилером покера. «Я знаю играть покер», – возможно, сказал он ей тогда, и она взяла его с собой на игру.

Хотя они играли в то, что выберет дилер, они не играли ни в одну из тех игр, которым Чау научился во Вьетнаме: пятикарточный стад и дро-покер. Чау не везло около полугода, он проигрывал все свои заработки. «Я не мог собрать на флопе даже пару», – жаловался он тем, кто его слушал.

Но вскоре все переменилось, он уволился из ресторана и стал играть в покер профессионально. Через год на его игорном счету уже были $100 тыс. Он играл с очень малыми ставками, но хотел большего.  Он переехал во Флориду на полтора года, где играл с Дьюи Томко (Dewey Tomko) и Хилбертом Шайри (Hilbert Shirey).

Но и этого скоро стало недостаточно для Чау. Лас-Вегас был далековато от дома, но Чау почувствовал себя там, как рыба в воде. В 1993 году он выиграл своей первый браслет WSOP, в 1998 – второй. «Я никогда не вспоминаю былое», – говорит Чау. 

Как и я, в середине 1990-х. Чау перешил исключительно на живые игры. Но в начале нового тысячелетия его дети стали спрашивать его, почему они не видят папу по телевизору. Чау пообещал им, что скоро они его там увидят. Он сдержал слово. В 2004 году он выиграл свой третий браслет, а в финалах сыграл столько раз, что и сосчитать трудно.

Сейчас Чау популярен, подобно певице Шер он известен скорее по своему имени, чем по фамилии. Кроме того, он, как и Шер, очень рискованный игрок. Я постоянно шучу по поводу того, что он может ставить с такими картами, с которыми я бы не стал играть на малом блайнде с начальным банком. Но карты работают на него, словно получают за выигрыш свои проценты!