Как блефовать против мученика. Часть 1

  • : preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/casinoblog/public_html/includes/unicode.inc on line 311.
  • : preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/casinoblog/public_html/includes/unicode.inc on line 311.

Сейчас соревнования знаменитого покерного турнира World Series of Poker проходят в Амазонской комнате отеля-казино Рио в Лас-Вегасе. Этот огромный зал вмещает в себя до 2431 игроков и дилеров, играющих за 213 столами, каждый их которых освещается белой лампой в стиле японского дизайнера Ногучи и большим количеством софитов, подвешенных вверху, где помимо них находятся камеры наблюдения, рекламные щиты и вентиляционные трубы. Пока щелкают и стучат фишки, тысячи карт перемешиваются, раздаются, разыгрываются, сбрасываются – всегда по часовой стрелке.
Турнир 2006 года прошел во время противостояния организации Хезболла и Израиля, в это же время Аль-Кайеда планировала провести ряд терактов на самолетах с использованием жидкой взрывчатки, Совет Безопасности ООН предъявил Ирану требование прекратить развитие технологий по обогащению урана. В Лас-Вегасе дул сухой жаркий ветер, было такое ощущение, что вас обдували из горячего фена.  Однако в Амазонской комнате было прохладно даже тем, кто был тепло одет. В моей голове был только один вопрос, каким топливом питаются все эти мощные кондиционеры?

Несколькими неделями ранее, 11 апреля 2006 года, президент Ирана Махмуд Ахмади Нежад устроил собрание в священном городе Масхаде, чье название означает «место мучений». Молодой человек, носящий бороду и одетый в традиционную персидскую одежду (я бы не назвал его дервишем), восклицал «Бог велик!» и  размахивал серебряными тубами с урановым гексафторидом. Этот танец был прелюдией к официальному заявлению Ахмади Нежада: «Иран стал одной из ядерных держав». 

Президент Буш заявил, что это утверждение является несколько преждевременным. «Необходимо решить этот вопрос дипломатическим путем», – сказал он, но не отказался от применения силы для «предотвращения разработки Ираном ядерных ракет». «Исход вопроса еще не ясен. На столе (переговоров) еще есть возможности для выбора», – сказал Буш, не исключая, по-видимому, возможность ядерного удара. В ответ на это Ахмади Нежад заявил, что «отрубит руки любому агрессору». Он подчиняется иранскому религиозному лидеру Аятолле Али Хомейни, который называет тех, кто пытается прийти к согласию с США, «дураками и предателями».

Переговоры между Ираном и США официально не велись с 1979 года, когда исламистские радикалы, среди которых был и Ахмади Нежад, захватили посольство США с 52 заложниками и устроили революцию, в результате которой к власти в стране пришли исламисты.  Теперь Ахмади Нежад говорит, что прекращение урановой программы является «чертой, которую мы никогда не переступим». А тем, кто настроен против этой программы, он говорит: «Злитесь и умрите от вашей злости!»

 «Ахмади Нежад и иранский режим блефуют, – заявляет Джеральд Штейнберг (Gerald Steinberg) в канадской газете Globe and Mail. – Эти преувеличенные заявления свидетельствуют не о силе, а о слабости». Заголовки газеты Los Angeles Times гласили: «Иран не блефует». Несмотря на противоположные мнения, каждый из авторов, подобно тысячам своих коллег справедливо предполагал, что читатели прекрасно понимают обманную сущность блефа – важнейшей тактики любимой американской игры, которая стала ключевой тактикой и американской военной стратегии, особенно со времени начала ядерной эпохи.

За 250 лет до образования нашей страны персидские придворные играли в карточные игры, основанные на блефе. В колоде было четыре масти: денарии, кубки, молотки и мечи. В конце 18 века их игра As-Nas (Мой любимый туз) могла стать прототипом для 20-тикарточной французской игры «пок» (poque). В Новом Орлеане ее называли «поку» (pokuh); в ней присутствовали элементы английской игры брэг (такие, как дро, стрит и флеш), которая в дальнейшем превратилась в 52-карточный покер, в который играли на пароходах Миссиссиппи после Луизианской покупки Томаса Джефферсона.

Солдаты Севера и Юга играли в карты в перерывах между боями, затем везли ее домой во все штаты Америки. Так она распространилась повсеместно. В 1970 году, когда в Лас-Вегасе прошел первый World Series of Poker, на нем играли в безлимитный техасский холдем. За прошедшие 36 лет число участников выросло с 7 до 8773, они происходят из 56 стран мира. Игроки только из одной страны, помимо США, становились победителями турнира более одного раза. Этими игроками были Мансур Матлуби (Mansour Matloubi) и Хамид Дастмалчи (Hamid Dastmalchi), оба родом из Ирана.

Есть еще два игрока из Ирана, которые могут увеличить число этих побед. Это Антонио Эсфандиари (Antonio Esfandiari) и Амир Вахеди (Amir Vahedi). Вахеди родился в Тегеране в 1961 году и во время войны с Ираком служил в армии Ирана. Через два года этой кровавой бойни, где применялся ядовитый газ, а детей заставляли проходить по минному полю, уверяя их матерей, что оттуда они вознесутся сразу в рай, мать Вахеди уговорила его уйти из армии и покинуть страну. Хотя это противоречило его представлениям о чести, Вахеди решил послушаться матери. В Афганистане он попал в тюрьму. После освобождения сумел добыть поддельный паспорт и уехать в Восточный Берлин, затем перебрался в Западный Берлин, а потом в Лос-Анджелес. Тут он устроился водителем лимузина и научился играть в турнирный покер, где достиг высоких результатов: за свою покерную жизнь он выиграл $2,5 млн., и прославился своим пристрастием к сигарам. Приветливый в жизни, в покере он очень агрессивный игрок. «Чтобы выжить в безлимитном покере, вы должны хотеть умереть», – говорит он.

Похоже, что этой тактике следует и Ахмади Нежад. Он был одним из тех, кто набирал детей для минных полей и восхищался террористами-смертниками. Во время инаугурационной речи он произнес следующее: «Есть ли что-нибудь прекраснее, священнее, чем смерть мученика? Народ, знающий радость мученичества, не сдастся врагу». Поскольку он полагает, что скоро явится Двенадцатый Имам, чтобы уничтожить неверных, то к чему компромиссы, когда в поддержку ядерной программы в одну линию длиной в 5400 миль выстраиваются 9 млн. человек?

Является ли Ахмади Нежад мучеником, или он просто играет на телекамеру? И самое главное, может ли Запад позволить одержимому самопожертвованием лидеру обладать ядерным оружием? Даже если предположить, что у Ирана еще нет боеголовок, то можно вспомнить о его агрессивных заявлениях, в которых он провозглашает, что Израиль «должен быть стерт с лица земли». Можно также вспомнить, что Америка не раз заставляла мировые энергетические рынки поднимать цены на топливо, тем самым, еженедельно обогащая Иран на $2 млрд. Это, в свою очередь, позволяет Ирану финансировать боевиков террористической организации Хезболла и шиитских террористов, выплачивать огромные суммы на разработку своей ядерной программы и практически сводить на нет экономические санкции.

Можно сказать, что они купили нас за баррель! Руководство Саудовской Аравии не менее фанатично. В Амазонской комнате отеля Рио может стать слишком жарко! (Лучше бы турнир Helsinki Freezeout заменил WSOP!)

Намного хуже то, что целью ядерной программы Ирана является создание 15-20 килограммов урана-235, которых достаточно для оснащения ракеты или портативной бомбы. Ахмади Нежад и его приспешники могли запретить карточные игры, но они заявили о готовности рисковать миллионами жизней мусульман, христиан и евреев ради достижения своей цели в этой, можно сказать, безлимитной игре. Причем все ядерные державы продолжают нуждаться в нефти, как и всегда. Неожиданно постапокалиптический мир, который так ярко показал Кормак Маккарти в фильме «Дорога» перестал быть чем-то невероятным.

Параллели между покером и ядерным оружием провести довольно сложно (и дай Бог нам не дожить до кульминации ядерного развития нашей цивилизации, хотя в покере кульминация при вскрытии – очень даже интересный момент!) Однако ни одна другая игра не имеет столько схожих моментов с высокой дипломатией и военными маневрами. Блеф, контр-блеф, умение распознать намерения противника и его сильные стороны, исходя из его действий, были основой тактики защиты многих стран (немецкое слово bluffen означает шуметь, запугивать: английский вариант, появившийся в 1665 году, объединяет оба значения). В начале 19 века важность блефа в военных и прочих делах государства только подстегнул популярность покера. Ни одна из других игр так точно не отражает суть обманной, но спасительной тактики, при которой одна сторона заставляет противников поверить, что будет сражаться до конца, при этом не проливая чью-либо кровь или, тем более, не уничтожая города.
 
К середине 20 века в самый разгар гонки ядерных вооружений два блестящих профессора Принстонского университета  помогли США опередить СССР. Экономист Оскар Моргенштерн (Oskar Morgenstern) был советником президента Дуайта Эйзенхауэра (Dwight Eisenhower). Ученый-математик Джон фон Ньюман (John von Neumann) уже внес свой важнейший вклад в проект «Манхеттен» и работал над информационной теорией и компьютерной технологией. Оба ученых серьезно занимались математической природой блефа, которую обсудили в своей книге «Теория игр и экономическое поведение» (Theory of Games and Economic Behavior), вышедшей в 1944 году. Этот грандиозный труд объемом 648 страниц предложил новую модель экономической и социальной организации общества, которая основана на теории стратегических игр. За короткий период эта книга произвела революцию не только в экономике и оборонной стратегии, но и заложила основы новой науки – теории игр – которая использовалась для анализа бизнес-моделей, кандидатов в президенты, зарплат бейсболистов, комбинаций в покере и даже ядерного противостояния. 
 
В 1961 году Моргенштерн написал в New York Times Magazine: «Холодную войну часто сравнивают с огромной шахматной игрой. Аналогия довольно слабая, так как шахматы – игра невероятно сложная, ей не хватает выпуклых особенностей политической и военной борьбы, с которой шахматы часто сравнивают». Поскольку шахматы это игра открытая, в них нет места блефу, что «отдаляет их от политической реальности…., в которой угрожающая нация должна донести до врага (и до своего народа тоже) опасность и реальность своих угроз, в которой имеется место для обмана, и удача приобретает огромное значение». Удача, обман и прибыль являются основами покера, игры, где «ДЛЯ ПОБЕДЫ НЕ НУЖНА САМАЯ СИЛЬНАЯ КОМБИНАЦИЯ» (именно так, заглавными буквами, писал о покере Моргенштерн). Почему нет? Потому что сильные игроки со слабыми картами могут использовать «искусство блефа», чтобы воровать банк у слабых игроков с сильными картами. Именно блеф делает покер самой верной моделью для «стран с разными целями и идеалами, которые наблюдают друг за другом с нескрываемым подозрением».

Мы стали подозрительными через 40 лет, когда узнали, что Иран выведал у Пакистана достижения в производстве боеголовок, разрабатывая ракеты дальнего действия, которые могли бы доставлять эти боеголовки. Согласно бывшему члену Совета безопасности ООН  Реймонду Тантеру (Raymond Tanter), Иран исследовал ракеты, купленные у Украины, и был «в шаге от того, чтобы стать ядерной державой».

В 2003 году бухгалтер из Теннеси Крис Манимейкер (Chris Moneymaker) прошел в главный турнир WSOP через отборочный тур на покерном сайте PokerStars.com. Это был первый в его жизни «живой» турнир. Участие в отборочном турнире стоило ему $39, участие во WSOP оценивалось уже в $10 тыс. Он пережил 839 соперников, и в финале, борясь за $2,5 млн., сошелся один на один с ливанским профессионалом – харизматичным и грозным Сэмми Фарха (Sammy Farha). Являясь лидером по количеству фишек, Манимейкер предложил поделить призовые деньги пополам и играть только ради браслета. Более опытный Фарха отказался.

В начале финала у Манимейкера было фишек на $4,62 млн., а у Фарха – на $3,7 млн. Блайнды были $20 тыс. на $40 тыс., а анте – $5 тыс. Манимейкеру пришли король пик и червовая 7, и он собирался немного поднять ставку до $100 тыс. «Не делай этого», – пошутил Фарха с незажженной сигаретой во рту (хотя он и не курит, сигарета придает ему еще более решительный вид – еще бы, ведь с ней он похож на Хэмфри Богарта!). Он в этот момент напоминал кота, притаившегося у мышиной норки.  Манимейкер все-таки поднял ставку, Фарха уравнял ее с дамой пик и червовой 9. На флопе пришли 9 пик, 2 бубен и 6 пик. Фарха сделал нулевую ставку, надеясь, что его противник угодит в ловушку. Однако его надежды (и его блеф) разрушились после того, Манимейкер сделал то же самое. На терне пришла 8 пик.
У Фарха все еще была пара, но обозначились возможности собрать стрит или флеш. Он не мог позволить, чтобы Манимейкер увидел карту ривера, поэтому он сделал огромную ставку размером $300 тыс. в банк размером $210 тыс. Однако вместо паса дипломированный бухгалтер с говорящей фамилией Манимейкер (moneymaker – тот, кто делает деньги) поднял ставку до $800 тыс. «Все скоро закончится», – сказал Фарха, отвечая на ставку соперника. Он оказался прав. Победитель должен был забрать все: и деньги, и браслет.

Когда на ривере пришла тройка пик, Манимейкер упустил все свои реальные шансы. Он мог взять банк только с помощью блефа. Фарха сделал нулевую ставку, надеясь уравнять, когда Манимейкер будет блефовать и пойдет ва-банк. Так и произошло. Несмотря на это, Фарха заколебался: «Что, собрал флеш?». Еще одна неплохая догадка. Его ум играл в покер великолепно, но его правая рука начала слегка подрагивать. Боясь проиграть титул чемпиона, он пытался уловить хоть какой-то знак. «Я ведь могу уравнять любую твою сумасшедшую ставку, – сказал он, ожидая ответной реакции, –  возможно, это сильнейшая рука…».

Но Манимейкер не дал ему ни единой зацепки – ни словом, ни движением (позже он сказал, что в тот момент думал о том, как будет добираться домой, и как деньги, полученные за второе место, изменят его жизнь). В конце концов, Фарха взял свои карты и сбросил их. Комментатор Норманн Чад (Norman Chad) назвал это «блефом века».

Довольная, с карманами, набитыми фишками, мышка обхитрила кота, произведя по ходу дела революцию в мире покера. Миллионы любителей онлайнового покера наблюдали, как один из них благодаря феноменальной удаче (но не большей, чем у остальных победителей WSOP) превратил свои $39 в $2,5 млн. и обыграл нескольких крупнейших профессионалов. Онлайновый покер стал очень популярен, предлагая дешевые (а иногда и бесплатные) отборочные турниры на главный турнир 2004 года, благодаря чему число участников увеличилось втрое: до 2577. Еще один штрих: другой игрок, попавший на турнир через PokerStars – адвокат Грег Реймер (Greg Raymer) – выиграл $5 млн., так что этот снежный ком продолжает расти: 5619 участников в 2005 году, 8774 – в 2006. Но именно блеф против Фарха положил начало тому, что в $100-миллиардной индустрии покера называют Эффектом Манимейкера.

Успешный блеф включает в себя множество взаимосвязанных факторов: владение нервами, математика, правильное планирование, психология, распознавание характерных особенностей чужой игры и то, что называется методом расслабленной игры (как по Станиславскому: если второе место принесет тебе радость, то ты должен выглядеть радостным, если ставку уравняют). Необходима также четкая сюжетная линия. Она должна ввести противника в заблуждение, но не запутать его. Иначе он может уравнять только из чувства любопытства.

Для самого искусного блефа необходим мыслящий, умный и изобретательный игрок. В игре против глупца или хитреца, помешанного на мученичестве, лучше дождаться сильной руки. Противник должен бояться проиграть свои фишки и видеть в своем воображении такие ваши карты, о которых сообщает ваше тело и ваши ставки. История, которую вы ему продаете, должна быть не только последовательной, но и правдоподобной. Когда вы врете ему прямо в глаза, вы надеетесь, что он вам поверит. И чем чаще вас ловят на блефе, тем сложнее успешно блефовать в дальнейшем. На тему блефа написано огромное количество книг, но вот две из них, которые достойны особого внимания: «Книга блефа» Мэтта Лессенгера (Matt Lessinger’s The Book of Bluffs) и «Читайте их и побеждайте» бывшего агента ФБР Джо Наварро (Joe Navarro’s Read 'Em and Reap).