Расколотая индустрия вступает в эпоху запретов

  • : preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/casinoblog/public_html/includes/unicode.inc on line 311.
  • : preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/casinoblog/public_html/includes/unicode.inc on line 311.

Автор: Крис Кравчик

Закон № 4411, принятый Палатой представителей
Дэвид Карузерс (David Carruthers).
Отмывание денег.
Пособничество и подстрекательство.
Конгресс США.
Билл Фрист (Bill Frist).
Закон, запрещающий незаконный игорный бизнес.
Запрещение.
Массовая миграция.

Эти и другие слова передавали основные настроения в игорном бизнесе, постоянно напоминая о непрекращающихся судебных процессах и финансовых неурядицах, о скрытой политике и меняющихся интересах.  После принятия закона, запрещающего незаконный игорный бизнес, многие открытые акционерные игорные компании сразу же прекратили свою деятельность на территории США, а другие решили переждать 270 дней до окончания периода предписания.

Тем временем, частные игорные компании попали под всеобщее внимание. Не прекращались слухи и сообщения о том, что игорный бизнес  “уйдет в тень”. Многие считают, что этот закон перекроет кислород регулируемым, котируемым компаниям, тем самым очистив путь частным объединениям и оффшорным банкам,  что позволит им поглотить доллар через неподдающиеся отслеживанию транзакции.

Другие полагают, что со временем правительство США вновь вынесет этот вопрос на обсуждение - после того, как вышедшие из-под контроля миллиарды долларов окажутся в руках криминальных структур.

“Теперь у недобросовестных компаний, появляющихся ниоткуда, будет еще одна лазейка", - сказал Френк Катания (Frank Catania), глава Catania Consulting Group и бывший руководитель отделения Gaming Enforcement в Нью-Джерси.

Те, кто отстаивает свои интересы в игорном бизнесе, сравнивает нынешний закон о запрещении игорного бизнеса с сухим законом, действовавшим с 1922 по 1933, когда в 1919 году образовалась Антиалкогольная Лига (Anti-Saloon League), которая совместно с другими партиями протолкнула в Конгрессе 18 поправку.

“Вы знаете, как в США боролись с алкоголем, - сказал глава компании 888 Джон Андерсон (John Anderson) в ходе открытой дискуссии между руководителями компаний на прошедшей в этом году в Барселоне Европейской игорной конференции (European I-gaming Conference and Expo (EiG)). - Этим они показали вам свое истинное лицо”.

Вскоре один из участников обсуждения отметил: “Но ведь в США была решена проблема с алкоголем”.

“Да, но через семь лет, - ответил Андерсон. - Думаю, в дальнейшем будут попытки выступить против законодательства, но я бы не стал надеяться на это”.

“Никогда не недооценивайте американских политиков”, - съязвил он.

Таков язык эпохи запретов. И теперь все частные компании, которые заинтересованы в ведении игорного бизнеса в США, называют новыми бутлегерами.

И теперь возможность увеличения  пропасти между открытыми (государственными) и частными компаниями является причиной возникновения щекотливых моментов.

Дискуссия руководителей на EiG  проходила в напряженной обстановке, т.к. генеральный директор CryptoLogic Льюис Роуз (Lewis Rose), глава PartyGaming Мич Гарбер (Mitch Garber), выше упомянутый Джон Андерсон и президент SBG Global Эдуардо Агами (Eduardo Agami) высказались довольно резко.  Их спор затрагивал профессиональную сферу, распри между частными и госкомпаниями, которые проявлялись даже в том, как они были рассажены (Агами сидел сбоку от Роуза, Гарбера и Андерсона).

Агами предложил руководителям обеих сторон объединиться для того, чтобы действовать сообща.

“Игорный бизнес всегда преследовался различными силами. Нам следовало бы объединить усилия на новом, международном уровне”.

“В ответ на слова Эдуардо хочу сказать, что никто не сделал больше, чем люди, сидящие за этим столом, и не потратил больше денег на лоббирование и сопротивление, - сказал Гарбер. - Мне кажется, что частным компаниям необходимо предпринимать больше действий для достижения желаемых результатов. Госкомпании уже сделали, что могли и продолжают это делать. Я просто убежден в том, что все большее число частных компаний собирается получить свою долю в игорном бизнесе в США. Если вы действительно хотите американские доллары и хотите сделать для этого все, то вам нужно вложить в это свои деньги, потому что мы финансировали до этого момента всех. По-моему, пора поменяться местами, хотя мы не отказываемся от своей доли ответственности”.

“Полностью согласен с Мичем”, - сказал Агами.

Тем не менее, Агами остался скептичен по отношению к эффективности лоббирования, сказав, что от лоббирования не больше толку, чем от рогатки, используемой против слона. Агами привел в подтверждение факты: переговоры между Антигуа, ВТО и США, которые он назвал комариным писком и которых явно недостаточно для сопротивления Конгрессу.

“Если ситуацию в Антигуа рассматривать отдельно, то все сходится на ВТО. Это еще один пример неэффективности принимаемых мер. Но если мы сможем создать механизм, который поможет нам объединить усилия, многие операторы нас поддержат. И чтобы не быть голословным, я, от имени компании SBG, говорю, что мы готовы принять в этом участие”, - заявил Агами.

Государственные компании, которые пока еще не были близки к явной борьбе, объявили, что готовы принять избирательные меры, сконцентрировавшись на диверсификации в станах, положительно относящихся к игорному бизнесу, например, в Великобритании.

“С практической точки зрения, запрет предшествует регулированию, - сказал Роуз. - Поэтому регулирование не за горами. Похоже, что Британия станет образцовым примером…. И мы планируем ввести в этой стране действующий, коммерчески выгодный и благоразумный режим регулирования. Сейчас нам проще всего встать и продвигать регулирование; нам проще сказать, что есть более практичное решение.  Но все проверяется на практике, и Великобритания поможет найти решение, разумное и свободное от бюрократических проволочек. В Британии мы можем построить будущее игорного бизнеса”.

Агами признал, что Великобритания является подходящим решением, но все равно остался при своем мнении, назвав эту страну  “пулей 22 калибра, которая не остановит слона”.

Позже Гарбер выделил проблему, которая может повлиять на будущие отношения между игорным бизнесом и США. В перспективе операторы будут получать американские доллары любым путем, наность вред легальным действиям госкомпаний и, как следствие, “выставят всю индустрию в весьма плохом свете”.

“Мы недовольны новым законом и тем, как он был принят, - пояснил Гарбер. - Мы все еще надеемся, что этот закон нас не коснется, но будем ему подчиняться. Мы собираемся проводить лоббирование и докажем неприменимость этого закона, а кто-то будет игнорировать закон и попадет под суд. Поэтому в будущем нам будет очень сложно достичь регулирования”. 

Агами ответил тем, что как его, так и прочие частные компании начнут увиливать.

“Я считаю вас очень умным человеком, но я позвольте не согласиться с вами, - сказал Агами. - Все очень просто: мы никому не собираемся плевать в лицо и не хотим уходить в тень”.

“Я хочу, чтобы мы объединили усилия, - добавил он. - Нам нужно найти основания для дальнейшего сотрудничества”.

Один голос или множество.
Частные или государственные компании .
Законный или противоречащий ему.
Бороться или отступить.

Подобная двойственность будет сохраняться и может остаться навсегда в игорном бизнесе. Она будет продолжать набирать вес, пока закон делит индустрию пополам.