Анализ результатов исследования игорного бизнеса, проведенного bwin совместно с университетом Гарварда

  • : preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/casinoblog/public_html/includes/unicode.inc on line 311.
  • : preg_replace(): The /e modifier is deprecated, use preg_replace_callback instead in /home/casinoblog/public_html/includes/unicode.inc on line 311.

Автор: Эмили Свобода (Emily Swoboda)
22 июня были опубликованы результаты первого эмпирического исследования поведения современных игроков, из которого видно, что увеличилось число случаев игромании.  Два эксперта в области игромании, ученый и также адвокат по делам, связанным с проблемным гэмблингом, пришли к единому мнению по данной проблеме и согласились с тем, что данный вопрос требует дальнейшего изучения.
Исследование, проведенное Медицинской школой при университете Гарварда, подвергло анализу поведение игроков, делающих ставки на спортивные мероприятия на сайте bwin. Только у 1% из 40499 участвовавших в исследовании игроков были обнаружены признаки игромании.

Тем временем, некоторые законодатели говорят об опасности игорного бизнеса и выступают за принятие анти-игорных законов, как поступили США.

Кейт Уайт (Keith Whyte), исполнительный директор Национального совета по игромании (National Council for Problem Gambling (NCPG)), заявил, что эти результаты были ожидаемы.

“Вся имеющаяся информация об игорном бизнесе в Интернете позволяет нам изучать и вести ответственный игорный бизнес, т.к. онлайновый гэмблинг построен на принципе наличия счета для принятия ставок, - говорит Уайт. - Имея доступ к тому, что игроки делают на сайте, мы можем многое понять. В традиционных казино это сделать невозможно, т.к. там отсутствует подобного рода информация. Отслеживание в казино носит случайный характер, и если там и можно контролировать игру за слотами, то это никак не сделать в отношении настольных игр, а про лотереи и скачки и говорить не приходится”.

Хотя Уайт не говорит, что онлайновые казино безопаснее для игроков, чем традиционные, он отмечает, что в них гораздо более высокий уровень ответственности. Поэтому онлайновым казино нужно привлекать больше игроков.

“В Интернете большой потенциал создания механизмов для контроля, но важно отметить, что на деле их нет. Поэтому многие операторы, несмотря на свой уровень регулирования и месторасположение, не приняли никаких мер по созданию подобных механизмов. Операторам прекрасно известно об этом, и им необходим контроль со стороны, как это сделали bwin и Гарвард, или нужно работать совместно с другими компаниями, чтобы воплощать имеющиеся идеи в жизнь. Эти операторы знают, на что способна современная техника. Не будет ли прекрасной идеей взять инициативу в свои руки и сказать: “Для ведения безопасного гэмблинга есть много способов, и все они нам известны”.

Но, к разочарованию Уайта, большинство операторов не идут на это.

“Я постоянно слышу следующее: мы подождем, пока власти не скажут нам, что делать. Это неверная позиция. Тут нельзя мелочиться. Есть операторы, которые развиваются быстрыми темпами, но их меньшинство”.

Уайт надеется, что исследования игорного бизнеса будут проходить регулярно. Это поможет в создании программ регулирования с использованием информационных технологий для достижения лучших результатов.

“Операторы больше, чем кто-либо должны иметь доступ к подобным исследованиям. Для достижения новых рекордов на протяжении долгого времени нам необходим большой запас информации о поведении игроков на протяжении нескольких лет”.

Уайт отметил, что пока Интернет поднимает только некоторые вопросы, т.к. его основу на протяжении 30 лет составляет деятельность врачей и адвокатов. Так что это новый способ ведения бизнеса, но все же он остался прежним.

Как адвоката по вопросам проблемного гэмблинга, Уайта интересует вопрос, почему люди играют.

“Меня мало интересуют то, как они играют: через телефон или Интернет”, - говорит Уайт.

Это первый общедоступный отчет об игорном бизнесе, и, по словам Уайта, индустрия от этого только выигрывает.

NCPG лоббирует спонсирование программ, которые помогают бороться с игроманией и предотвращать ее последствия.  Уайт отмечает, что все разговоры об игорном бизнесе, которые проходят на Капитолийском Холме, разочаровывают.

“Большинство людей, которые говорят об опасностях игорного бизнеса и о важности защиты от него детей, не делают ничего для финансирования услуг или программ, которые как раз помогут оградить детей от гэмблинга и помочь больным игроманией. Поэтому между разговорами о необходимости защиты детей и реальных шагов по осуществлению этой идеи лежит большая пропасть, а ведь для пристрастившихся к игре людей это может быть единственный шанс”.

Уайт сравнивает запрет на игорный бизнес с борьбой против наркотиков в 1970 году в тех же США. Правительство потратило на это миллиарды долларов, а проблема так и осталась.

“Все говорят о том, как это все ужасно, но принятие анти-игорных законов или законов против применения наркотиков мало чем помогает. А в США с игорным бизнесом борются как раз таким способом. После десятилетий борьбы с наркоманией мы поняли, что закон является важной ее частью, но только этого недостаточно. Лучшим способом защиты от игорного бизнеса является комбинация программ по предотвращению, образованию и лечению. 

Игромания - это нарушение психологического здоровья, и законодательство не поможет. Поэтому мы очутились в том же положении, что и в ситуации с наркотиками”, - объясняет Уайт.

Дон Росс (Don Ross), профессор экономики из университета Кейптауна, Южная Африка, проводил исследование когнитивных эффектов гэмблинга и сказал, что это исследование является хорошим началом, а bwin заслуживает похвалы.

Он не удивлен результатами. В то же время он указал на некоторые его недочеты.

“Действительно, больше игроков будут ставить на спортивные состязания, патологические больные будут ставить на все, - сказал Росс. - Но есть доказательство того, что патологических игроманов среди любителей спортивных соревнований едва ли больше, чем среди прочих игроков. Их мало вообще среди игроков, также их мало и среди онлайновых игроков”.

Учебник по диагностике и статистике (Diagnostic and Statistical Manual), по которому врачи, занимающиеся проблемами психического здоровья, ставят диагнозы, дает определение патологического гэмблинга. По мнению Росса, оно неточное.

“Оно слишком узкое, - говорит он. - Оно не отвечает всем требованиям. Мне кажется, что нам необходимо иметь более четкие определения. Нужно разделять людей, у которых наблюдаются все признаки зависимости, их очень мало, и людей, которые проводят в казино больше времени, чем им бы хотелось. В результате у них возникают финансовые затруднения”.

Определение патологического гэмблинга, данное в учебнике, весьма относительно, под него попадают все, у кого есть проблемы с игрой.  

“Но даже с таким определением ни один показатель числа игроманов не превышает 3% барьер. Никто, кто обращает внимание на свидетельства, не должен говорить во всеуслышание, что игромания сильно распространена”.

Росс предлагает другой подход.

“Если мы хотим понять, насколько онлайновый гэмблинг опасен, то нам нужно использовать другой метод исследования. В Гарварде они исходили из того, что все играют в самом полном понимании этого слова.   Было бы отлично, если бы кто-то смог это провернуть с игроками, предположим, в покер, потому что если вы изучаете общую картину, то число патологических гэмлеров будет минимально”.